Евгений Лебедев: Столице Сибири не к лицу быть ветхой и аварийной

22.05.2019 в 09:54, просмотров: 499
Евгений Лебедев: Столице Сибири не к лицу быть ветхой и аварийной
Фото предоставлено пресс-службой НРО ЛДПР

Интенсивный период жилищного строительства в Новосибирске пришелся на военные годы и несколько последующих десятилетий, что отразилось и на качестве, и на долговечности возводимого жилья. Немалая его часть к настоящему времени пришла в ветхое и аварийное состояние, но депутат горсовета Евгений Лебедев убежден, что проблему переселения граждан в современные квартиры можно решить планомерно и общими усилиями.

— Евгений Владимирович, какая ситуация с ветхим и аварийным жилым фондом сложилась на сегодня в Новосибирске?

— Давайте вспомним градостроительную историю нашего города. В военные годы, когда в Новосибирск эвакуировалось большое количество предприятий, срочно требовалось наращивать жилищное строительство для рабочих, однако средств на это попросту не было. Достаточно сказать, что с середины 1941 года в городе вообще не велось каменное строительство: строили жилье упрощенного типа — землянки или деревянные и каркасно-засыпные бараки. В послевоенные годы одно- и двухэтажные дома для решения жилищного вопроса на скорую руку надстраивались до четырех-пяти этажей, и только в 60-е годы началось массовое крупнопанельное домостроение. Естественно, к настоящему времени очень много жилого фонда пришло в негодность и требует расселения.

С 2004 года, начала действия программ по расселению, в Новосибирске снесли и расселили всего 484 дома. К началу 2018 года были признаны аварийными 175 домов, расселение которых оценивается примерно в 4 млрд рублей, — вот их-то мэрия и включила в программу на 2019-2023 годы. Однако есть две серьезные проблемы. Первая из них — в том, что динамика расселения аварийного жилья не опережает старения жилого фонда и вывод жилья в категорию аварийного растет угрожающими темпами: еще приблизительно 900 домов в Новосибирске изношены на 70%.

— Но уже одна эта проблема способна растянуть перспективу обновления жилого фонда Новосибирска на несколько десятков лет. А в чем же тогда заключается вторая сложность?

— В период с конца девяностых годов примерно по 2004 год Новосибирску было передано значительное количество жилого фонда, который условно назывался ведомственным или заводским, — многоквартирные дома, которые строили еще в советское время различные ведомства и предприятия. В этом жилом фонде уже было немало домов со значительным процентом износа, а часть жилья вообще передавалась в ветхом и аварийном состоянии. Таким образом, Новосибирск, имея свой муниципальный жилой фонд, дополнительно получил значительную нагрузку в виде домов, подлежавших сносу. Примечательно, что с передачей жилого фонда средства на его капремонт или расселение не передавались, так что город был вынужден оплачивать этот недоремонт или сверхнормативный износ из муниципального бюджета.

Но дополнительных средств на это у Новосибирска и не оказалось: Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления» предписал муниципалитетам избавиться от всего имущества, которое не предназначено для исполнения муниципальных полномочий. Значительное количество имущества, которое ранее сдавалось в аренду городом и приносило значительный доход, в плановом порядке было реализовано, и источник дополнительных средств иссяк.

В результате одновременно возникли и дополнительные обязательства по сносу переданного ветхого и аварийного жилья, и снижение доходов муниципалитета.

— Есть ли у Новосибирска реальный шанс выйти из этой сложной ситуации?

— Эта задача не только сложная, но еще и типичная для всей страны, поэтому ее решение требует совместных усилий от всех уровней власти и ряда изменений в действующем законодательстве. Имеется несколько рабочих вариантов решения проблемы, которые я вижу.

Первый — это так называемый «котловой метод»: в России необходимо учесть весь жилой фонд, подлежащий сносу, а затем государство — пропорционально объему ветхого и аварийного жилья в субъекте Федерации — должно выделять средства каждому региону. На региональном уровне к ним будут добавляться финансы из собственного бюджета, и все это станет так же пропорционально распределяться между муниципалитетами — в зависимости от объема жилого фонда, подлежащего расселению. И уже муниципалитеты, получив совокупные средства федерального и регионального бюджетов, добавляют свои деньги и организуют расселение. А чтобы учет средств был прозрачным, организацию процесса можно поручить созданным или уже существующим внебюджетным фондам.

Вторая модель, по которой можно решить проблему расселения, базируется на обратном принципе, когда Федерация и регион выделяют муниципалитетам средства на расселение в зависимости от вклада местного бюджета в данный процесс. Эта модель уже начинает действовать в текущем году: на расселение ветхого и аварийного жилья будет направлено 185 млн рублей из городского бюджета и 292 миллиона — из областного. Кроме того, подписано соглашение с Фондом содействия реформированию ЖКХ о предоставлении на эти цели еще 500 млн рублей. Уже в ближайшее время будут расселены 11 ветхих бараков на улице Никитина, в которых проживают 277 человек. Собственникам квартир в аварийном жилом фонде предлагается въехать в новостройки жилых комплексов «Матрешкин двор» или «Чистая слобода», а на месте снесенных домов начнет строиться новый жилмассив, в дома которого смогут в перспективе переехать переселенцы из других ветхих бараков. Так что очень многое в решении этого вопроса зависит от помощи федерального центра.

От редакции: ранее мы опубликовали несколько интервью с Евгением Лебедевым. В номере 18 «МК в Новосибирске» (от 24 апреля 2019 г.) – «Коммуналка любит точный счет», в номере 17 (от 17 апреля 2019 г.) – «Новосибирску необходимы новые школы!», в номере 14 (от 27 марта 2019 г.) – «Победа над завалами мусора жизненно важна», в № 13 (от 20 марта) – «Избавить транспортные артерии от тромбов», в № 10  (от 27 февраля) – «Частный сектор требует внимания», № 9 (от 20 февраля) — «Нельзя экономить на будущем страны», в № 6  (от 30 января) — «Газоборудование должно быть под строгим контролем», в номере 5 (от 23 января) — «Работа депутата выходных не знает».