Хроника событий Несколько смертельных ДТП произошло на приморских трассах МИД Ирана отказался пересматривать ядерную сделку, назвав санкции США издевательством Беломорский порт: построить можно – но не ясно, зачем НАЗ остановил производство алюминия Тегеран не станет пересматривать соглашение по атому

Виктор Толоконский: России предстоит обогнать, не догоняя

Известный политический деятель рассказал о своем видении перспектив Новосибирской области

06.06.2018 в 08:49, просмотров: 1470
Виктор Толоконский: России предстоит обогнать, не догоняя

2018 год — рубежный. Новый президентский срок, новое правительство, новый вектор развития. Поэтому «МК» в Новосибирске» решил провести «заочный круглый стол» с рядом экспертов. Разговор мы начали с председателя совета директоров Forwoll Group Виктора Литуева. В трех предыдущих статьях он обозначил свое видение политических и экономических проблем региона, а также его перспектив (см. «Первому игроку приготовиться»«Игра в песочнице» и «Путь в колее»).

Мы продолжаем дискуссию с экспертами, и сегодня нашим собеседником станет Виктор Толоконский, который недавно покинул пост советника мэра Новосибирска. Вне зависимости от занимаемой должности, Виктор Толоконский остается человеком, который досконально знает Новосибирскую область, а его управленческий опыт можно считать уникальным не только для Новосибирска, но и для всей Сибири.

— Виктор Александрович, как вы считаете, прав ли Виктор Литуев, обозначая пути развития Новосибирской области? Какими вы их видите?

— С оценками Виктора Литуева я во многом согласен. Но уровень оптимизма у меня повыше. Я все-таки больше готов рассуждать о потенциальных точках роста, чем просто муссировать сложившуюся ситуацию. Да, сегодня она сложная, инвестиций нет. И в Новосибирской области это чувствуется сильнее, чем во всей стране.

Инвестиции теряют все регионы. Факторов много и внешних, и внутренних. Внутренними я считаю то, что по-прежнему неэффективно работает на развитие большинство государственных институтов. Второе — это высокая цена денег. Мы чересчур долго проводим политику высокой цены кредитов, не превращая таким образом даже те слабые ресурсы, которые в банковской финансовой системе есть, в инвестиции.

Внешние условия — это, конечно, санкции, и это очень серьезно повлияло на инвестиционный процесс. Все рыночные постсоветские годы доля инвестиционных ресурсов, поступавших из-за рубежа, была весомой. И за счет привлечения дешевых денег через российскую банковскую систему. И за счет того, что многие мировые компании-лидеры открывали у нас свои производства, филиалы, торговые объекты.

— Почему Новосибирская область острее переживает этот кризис?

— У нас слабый сектор традиционной экономики, поэтому нам всегда нужно иметь что-то новое. Это нефть можно качать и качать. Это металлургические печи должны работать круглосуточно. Конечно, мировая конъюнктура влияет на цены, но ни добычу нефти, ни производство металла остановить нельзя. У нас такой структуры экономики нет. Потому кризисные явления в нашем регионе проявляются сильнее, и, как правильно отмечает Литуев, это порой еще накладывается на неэффективную работу органов власти и управления. Прежде всего, на мой взгляд, это проявляется в отсутствии внятной стратегии.

Ясное видение будущего нужно иметь всегда. При этом стратегия должна быть максимально конкретной, точной и трансформироваться в предсказуемые действия власти. Когда бизнес видит такую стратегию «на каждом углу», видит, как она проявляется в работе государственных институтов, он знает, чего можно ждать. Когда же вместо четкой стратегии «рабочий хаос», очень трудно предугадывать, как власть будет реагировать на твои инициативы.

Второй момент. В последние годы, к сожалению, власть у нас стала терять поддержку. Власть должна иметь большой авторитет, чтобы у населения, бизнеса не было ощущения временности губернатора и его команды. Если я уверен, что эта власть надолго, то тогда я не боюсь с ней согласовывать свои проекты и действия. Если же во всем витает дух временности, то осторожность инвесторов неизбежна.

— Ни нефти, ни металлургии, ни четкой стратегии. Я начинаю понимать пессимизм Виктора Литуева.

— В жизни все диалектично. Да, кризис сегодня мы переживаем тяжелее других. Однако убежден, что наш регион обладает уникальными, лучшими потенциальными возможностями и преимуществами по сравнению с другими регионами на этапе развития, роста. Современный технический, технологический, научный, социальный прогресс ведет все время к новому и новому. А откуда это новое берется? Из научно-исследовательских центров, лабораторий, университетов. От хорошего образования, инновационного мышления, от интеллекта, если хотите. И вот этого всего в Новосибирской области больше, чем где-либо.

И это не просто экспертная мечта. Мы уже видим десятки современных производств, которые выросли из передовых научно-исследовательских разработок. У нас есть уникальные предприятия, которые делают программный софт. У нас есть центр, производящий нанотрубки. Сегодня мировая экономика пока плохо принимает этот продукт, мировые компании еще только ищут, как нанотрубку внедрить в свои технологии. Тем не менее мы все равно всех опередили, первыми создали не лабораторную, а промышленную технологию, и завтра потребность в ней будет нарастать и нарастать. Есть уникальные вещи в электронной технике, биотехнологиях, и потенциал там тоже огромен.

Часто повторяю тезис, который когда-то, лет 20 назад, сформулировали ученые Академгородка: России предстоит обогнать, не догоняя. У нас нет возможности, необходимости даже под эгидой импортозамещения гоняться за тем, что в мире уже давно сделано. Не стоит даже учиться делать мебель лучше импортной. Сегодня не это определяет конкурентоспособность. Ее определяют цифровая экономика, биотехнологии, медицина, космос, все новое. И вот к этому новому мы готовы сильнее всего.

Еще одно наше большое преимущество — это выгоднейшее географическое положение. Это та возможность, которая также позволит нам выиграть конкуренцию у большинства регионов страны (про Сибирь и не говорю). На первом месте здесь производство товаров массового применения. То, что стандартно производится и массово потребляется. Все это выгоднее делать у нас, чем где-либо…

— Начиная с продуктов питания?

— Да, прежде всего это продукты питания. Мы сегодня, объективно обладая небольшой сельской экономикой (у нас не так много посевных площадей, не такое большое поголовье скота), даже этот небольшой объем продукции сами не перерабатываем. Мы продаем сырье. Это абсурд. Продавать сырье плохо, ведь добавленная стоимость создается в переработке. И перерабатывать можно не только свое зерно, молоко, но и стимулировать, чтобы сырье к нам везли со всей Сибири. Везите, мы переработаем его с большей экономической эффективностью, потому что у нас самые лучшие транспортные коридоры. И железнодорожный Транссиб, и автомобильный. Прямой выход в Среднюю Азию. В Китай. Еще недавно там нас всерьез не воспринимали, но в последнее время нашу сельхозпродукцию мы начали экспортировать в Китай.

Далее идут другие стандартизированные товары массового потребления. Косметические, лекарственные, стройматериалы и конструкции и прочее.

Ну и наконец, чисто логистические функции. Все в одном регионе производить невозможно, но мы можем эффективно перераспределять то, что производится в других регионах. Не надо возить с завода маленькими партиями на 100-300 получателей, лучше аккумулировать в крупных логистических центрах, чтобы затем большими партиями с лучшей логистикой, меньшими затратами отправлять по всем направлениям.

Как и наукоемкие производства, так и производство массовых продуктов, логистика — это и есть новая экономика. Это дает рабочие места, более высокую добавленную стоимость и дополнительные доходы.

И повторю: это не фантастика, не мечта. Как бы трудно ни было в начале нулевых, первыми нашими действиями было создание в Академгородке технопарковой инфраструктуры. Мы в числе первых ступили на этот путь, встретили очень много сопротивления, тем не менее технопарк есть, и без него не было тех производств, о которых говорил. Поэтому я сейчас спорю с теми, кто предлагает в технопарке увеличить арендную плату. Не надо этим увлекаться. Не надо никакой амортизации, бюджет уже все построил. Наоборот, привлекайте сюда как можно больше компаний — и не только из России, но и со всего мира, делайте для резидентов налоговые преференции, все что можно, чтобы они пришли.

Если говорить о логистическом проекте, то идея Промышленно-логистического парка также начала формироваться в начале нулевых. Для ПЛП была выбрана максимально удобная площадка между двух Транссибов, рядом с аэропортом. От Новосибирска до «Толмачево» была построена короткая дорога, аэропорт начал расстраиваться, чтобы стать настоящим хабом. И все это, в конце концов, сработало. В последние же годы, к сожалению, эта стратегия начала размываться. Руководство региона почему-то стало видеть развитие области как идентичное для всех регионов, без учета наших преимуществ.

Есть еще третье, что нужно включить в стратегию. Для всех процессов развития требуется укрепление бюджета. Развитие не может быть без поддержки государства. При этом я всегда подчеркивал, что не государство главный субъект развития, главный субъект развития — гражданин, общество. Задача государства лишь создать условия. Современные школы и медицинские центры, хорошие дороги, новый жилищный фонд. Условия для развития культуры, спорта. То есть государство должно формировать социокультурную среду. Конкурентоспособность завтра определяют не заводы и даже не научные институты, а именно среда. Чтобы я мог сказать себе: «Я хочу здесь жить, учиться и работать». Чтобы люди из других регионов России, из-за рубежа стремились к нам приехать. Но все это, понятно, требует бюджетных расходов. А бюджет у нас слабый, и в этом мы сегодня проигрываем очень многим похожим на нас регионам.

— Чтобы укрепить бюджет, нужна новая экономика. Чтобы создать новую экономику, нужен крепкий бюджет. Замкнутый круг.

— Чтобы его разорвать, тоже есть решение. Дополнительные доходы бюджета сегодня можно и должно получать за счет концентрации в Новосибирске центров управления. Это мы тоже проходили в начале нулевых. Именно в 2000 году Новосибирск был объявлен центром СФО. Почему бы этим опытом не воспользоваться? Почему бы еще часть государственных управленческих функций из Москвы не перевести в Новосибирск? Современные информационные системы позволяют очень серьезно менять управленческие подходы. Зачем надо иметь такую громоздкую систему в Москве, передайте часть функций в регионы. И не надо идти на все 80 регионов, это слишком сложная система, но есть же система округов, и мы готовы новые функции на себя взять. Уже сейчас, если начнем сравнивать, где лучше жить — в Москве или Новосибирске, то Новосибирск не сильно проиграет. Я знаю много людей, которые на время приезжали к нам работать, затем возвращались в Москву и говорили, что после перерыва с трудом к Москве привыкают. Новосибирская социокультурная среда была для них более комфортна, без московских пробок и нервотрепки.

Точно так же в Новосибирске нужно развивать центры управления крупными бизнесами. Это тоже реально. Сегодня бизнесы работают по всей России и идут туда, где для них созданы хорошие условия. И мы опять же для этого делали современный аэропорт.

Со своей стороны Новосибирск, получая центры управления, приобретет новые качественные, высокооплачиваемые рабочие места и новые доходы.

— Вопрос: согласится ли Москва?

— Мне кажется, не очень сложно будет убедить федеральные органы власти. Во-первых, мы такой путь проходили. В середине нулевых в Санкт-Петербург были переведены очень многие центры государственного и бизнес-управления, после чего бюджет города вырос в разы. Во-вторых, это не требует каких-то серьезных вложений. Тут просто надо принять решение. Наконец, надо просто вспомнить, что еще в 30-х годах прошлого столетия Новосибирск замышлялся нашими предшественниками как центр управления, как инфраструктурный центр.

И вот если все необходимые решения принять, если оформить это как нашу стратегию, определить приоритеты развития и трансформировать их во все действия органов власти и управления, то я убежден, что даже при тяжелом диагнозе можно очень оптимистично выстроить «план лечения», план развития. Все возможности для этого у нас есть.

Санкции . Хроника событий