Виктор Литуев: «Рассчитывать в первую очередь нужно на себя»

12.04.2018 в 09:29, просмотров: 423
Виктор Литуев: «Рассчитывать в первую очередь нужно на себя»

Продолжаем разговор с председателем совета директоров Forwoll Group Виктором Литуевым, который недавно получил Гран-при от президента Казахстана Назарбаева за создание лучшего индустриального проекта 2017 года в Казахстане. В первом интервью мы говорили о роли России в глобальных отношениях и договорились опуститься на землю и поговорить о нашем регионе.

— Виктор Григорьевич, что вы думаете о внутренней политике России, взаимодействии власти и общества в Новосибирской области?

— Динамичный мир глобальных коммуникаций затрагивает все сферы жизни общества, в том числе политику. Результат выборов, состоявшихся в марте, удивил многих и многое изменил, поменяв расклад сил, в том числе и на территории Новосибирской области. То ли телевизор был необычно тактичным и грамотным, то ли Трамп своей риторикой повлиял на исход выборов, посылая нам свое алаверды, а может быть, произошло что-то неведомое нам, и в хрупком сознании российских граждан наметились изменения.

Общий социальный тренд понятен, но у Новосибирска есть своя предыстория. Не так давно на территории города в ходе конфликта между представителями государственной власти произошел раскол элит. Дело закончилось тем, что Москва, оценив конфликт как отрицательный, имеющий далеко идущие последствия, каждому из его участников определила свое местоположение, кому уж что досталось. Война на короткий срок прекратилась. После выборов областного Совета и мэра Новосибирска в элитах произошли существенные сдвиги, очаги напряжений перераспределились, новый раунд военных действий, приобретая иные масштабы, начал втягивать в политическую борьбу новых игроков. Попробовал себя на этом поприще и господин Навальный, но Новосибирск не откликнулся на его позывы, имея свой взгляд на происходящее. К тому времени общественность, действующая на первый взгляд стихийно (что не соответствует истине), имела уже свою базовую платформу и свои цели. На самом деле, более опытные игроки, запустив процесс, довели свою игру до конца. В любом случае, если это была всего лишь провокация граждан для достижения своих личных целей, группе лиц, стоящей за этими событиями, необходимо сказать большое спасибо. Они показали гражданскому обществу, что при правильной расстановке сил, правильно выбранной стратегии и тактике, просчитанном времени запуска проекта можно добиться победы, даже если вы противостоите губернатору. В конечном счете, после выхода конфликта на федеральный уровень столица приняла решение отправить в регион нового человека, уполномоченного действовать от имени президента.

Необходимость подготовки к главным выборам страны, казалось бы, поставила точку в этой затянувшейся борьбе за власть на сибирской земле, но это не очевидно. Для Новосибирска это был первый опыт подобного типа, теперь механизм опробован, технологии выверены, и когда возникнет необходимость запуска подобного проекта, все будет сделано на высшем уровне. На самом деле, главным в этом деле является то, что люди, участвуя в процессе, получили результат, и они обоснованно уверены в том, что в этом деле есть немалая их заслуга. Март подтвердил гиперактивность внутрисоциальных изменений, а вот осень, скорее всего, станет настоящим испытанием для многих, поэтому в борьбе за власть рано ставить точку, здесь уместнее говорить о запятой, и в ближайшее время, мы это наверняка увидим.

Складывается обманчивое впечатление, что чиновники стали более живо реагировать на мнение населения. Хотелось бы поверить в то, что у них наконец-то открылись чувственные рецепторы, но реальность говорит о другом — скоро выборы, одни, другие, третьи. Цена голоса растет, его значимость меняется, а значит, и отношение к тем, кто имеет этот голос, станет меняться в лучшую сторону.

— Я не знаю, о ком вы говорите, как об «опытных игроках». Пожалуй, самым «опытным» в Новосибирске сегодня надо считать Виктора Толоконского, но я не уверен, что политические игры ему еще интересны.

— Прочитав интервью Виктора Александровича на «Тайге», я в очередной раз убедился в том, что он по-прежнему участвует в происходящих событиях и думает о будущем Новосибирска. Безусловно, он профессиональный политик, который много лет занимался этой работой, знает этот город наизусть, знает все его подводные камни, чувствует, как он дышит и о чем думает, имеет точное понимание того, что хочет местный истеблишмент. Кроме того, давая оценки в области экономической деятельности, он, конечно же, профессиональный эксперт не только в силу своего образования, но и в силу богатой практики — как бывший мэр города Новосибирска, так и бывший губернатор теперь уже двух субъектов РФ. Опыт, полученный во время его работы в должности полномочного представителя президента, расширил его политический и экономический кругозор настолько, что скептическое отношение к тому, о чем он говорит, как минимум является неуместным. Легковесная публика часто прокатывается по ушедшим с должности руководителям, инкриминируя им все тяжкие грехи, но не следует забывать о том, что ни один губернатор не в состоянии что-то сделать без своего правительства, в том числе сделать анализ состояния и подготовить соответствующие решения. Очень деликатно Виктор Александрович говорит о том, что ошибки в управлении снова повторяются, и это логично в силу того, что решения готовят по-прежнему те же люди, и это реальная проблема, которая мне известна в силу моего личного опыта работы с этим контингентом.

— В силу вашего опыта взаимодействия с властью как бизнесмена? То есть он не очень положительный?

— В практике моей работы есть разный опыт, в том числе и тот, который сформировал понимание нецелесообразности работать с органами власти на территории Новосибирской области. Периодически посещая Новосибирск, я как-то на одной из встреч с губернатором услышал, что обладминистрация пока не видит механизма финансирования, необходимого для окончания строительства перинатального центра. В тот момент времени я имел активные контакты с венгерским экспортным банком, который был единственным европейским банком, продолжавшим финансировать российские государственные проекты. Организовав встречу губернатора (Городецкий В. Ф. - прим. ред.) с его представителями, мы договорились о том, что совместно с этим банком подготовим возможные варианты финансирования для администрации области. Четыре месяца интенсивной работы группы привели к положительному результату. Была разработана не только модель финансирования, но и детальная схема организации строительства объекта. Я не сразу понял, почему столь важный проект, выйдя из кабинета губернатора, наткнулся на сопротивление в кабинетах правительства. Впоследствии все встало на свое место — ответственность за организацию деятельности госорганов должны были взять на себя чиновники, а вот контроль за финансированием, в том числе тщательный контроль за расходованием средств, банк решил оставить за собой. Мотивов «цифрового формата» в предложенной модели чиновники не увидели, другие мотивы на тот момент привиты не были, вследствие чего проект потерял свою «привлекательность» и, как бывает в таких случаях, попал в категорию «неисполнимых». Прямо сказать об этом губернатору никто не решался, я догадался о сути проблемы слишком поздно, и когда все аргументы аппаратных человечков были исчерпаны, они придумали еще один — неопровержимый. Они решили, что в ближайшее время запустят проект ГЧП по строительству новых поликлиник и решат вопрос по окончанию строительства перинатального центра в том же режиме. Убедив губернатора, что у них очередь из инвесторов, они окончательно и бесповоротно отвергли привлечение экспортного финансирования. Потратив на подготовку документации для ГЧП около 30 млн рублей, они, естественно, не обнаружили инвесторов ни на поликлиники, ни на перинатальный центр. Никто не извинился перед банком ни тогда, ни после. Никто не сказал банку спасибо за искреннюю попытку помочь области решить важную социальную проблему, видимо, воспитание не позволило.

С предложенной мною моделью по реализации кластера энергетического машиностроения получилось еще смешнее. Труд трех десятков специалистов из-за рубежа вместе с нашими специалистами по развитию и моделированию получил оценку — философия. Если вы подумали, что это оценка очень высокого уровня, не заблуждайтесь — в их понимании это ругательное слово.

В качестве альтернативы могу привести другой пример. 11 лет работаю на территории Казахстана. Три года назад государственные органы Республики Казахстан предложили мне сотрудничество, пообещав создать зеленый коридор для любого из инвестиционных проектов, которыми я буду заниматься на территории Павлодарской области. Поверил, начал работать на территории — и не жалею об этом до сих пор.

— В предыдущем интервью мы говорили о том, что в мире стрессы и потрясения становятся нормой повседневной жизни. Получается, что все это так или иначе отражается на внутренней политике страны и ситуации в регионах?

— Положение России в области международной политике непростое, на традиционных для России рынках углеводородов — вполне терпимое, в области продажи вооружения имеем неплохие позиции и хорошие перспективы по наращиванию этих позиций. Администрация стремится повысить значимость России на международном уровне.

А вот на местном уровне не прекращается борьба за власть как за самый главный ресурс на территории, мотивы понятны, как и последствия такой борьбы. В России признана единая государственная политика, поэтому за власть можно бороться, если эта власть используется для развития территории, а не удовлетворяет собственные амбиции. По факту, на территории не имеем значимых инвестиционных проектов в промышленности, провалены социально значимые проекты, находящиеся на слуху подвержены критике и постоянным скандалам, снижается инвестиционная активность бизнеса, ухудшается состояние положения Академпарка, а следом за ним пойдут другие, создающие ранее имидж Новосибирской области, территория не выглядит интересной для вложения в нее инвестиций.

— Как вы думаете, нынешний глава региона Андрей Травников правильно оценивает положение в области? И что, на ваш взгляд, он будет делать дальше?

— Что думает по этому поводу Андрей Травников и что он будет делать дальше, я не знаю, пока мне встречаться с ним не приходилось, но точно понимаю, ему будет непросто. В области он на новенького, а Новосибирск с его непростой палитрой взглядов на жизнь будет требовать особого отношения. С одной стороны, после его прихода затихли скандалы вокруг социально значимых проектов, но окончательная точка в этих вопросах не поставлена. Как дальше будут развиваться события — время покажет, ну а на главный вопрос дня ответ будет дан раньше, чем придет осень.

— Как вы сказали, он уполномочен действовать от имени президента, так что можно надеяться, что президент поможет.

— Вот приедет барин, барин нас рассудит. А если не приедет? И что тогда делать, как всем нам дальше жить? А может быть, попробовать набраться смелости и, посмотрев в зеркало, задать себе, любимым, прямой вопрос? «Ну уж нет, зачем нам такая правда» — часто слышим мы в ответ. Напрасно — рассчитывать в первую очередь нужно на себя.

Президент как-то сказал, что чиновники в основном люди хорошие. Где-то наверняка так оно и есть, но мы, живущие на земле, живем рядом с теми, которых имеем, знаем о том, что от Сибири до Москвы три тысячи верст — дорогая ухабистая и длинная, на ее поворотах встречаются разные люди, в том числе и дураки, такова наша российская реальность. Поэтому вопрос «Что делать?» по-прежнему остается главным для России, на который каждый ищет свой собственный ответ.

— «Что делать?» — извечный российский вопрос. Почему бы не сделать его темой нашего следующего интервью?

— Почему бы и нет.



Партнеры