В ручном режиме: Путин и Фальков лично разобрали бухгалтерию новосибирского института

Праздничное заседание совета по науке и образованию при президенте РФ закончилось 8 февраля, в День российской науки, большим скандалам. Сотрудница новосибирского Института цитологии и генетики Анастасия Проскурина, удостоенная премии президента в области науки и инноваций для молодых ученых за 2020 год, не подняла внепланово совсем непраздничный вопрос: почему у нее и ее коллег такая маленькая зарплата?

В ручном режиме: Путин и Фальков лично разобрали бухгалтерию новосибирского института
На фото кадр телетрансляции заседания правительства
Вопрос застал врасплох не только президента, который, как выяснилось, был уверен, что согласно его указам еще от 2012 года ученые давно получают 200% от средней зарплаты по региону, но и министра финансов Антона Силуанова и министра науки и высшего образования Валерия Фалькова. Именно им Владимир Путин адресовал вопрос «где деньги, Зин?», когда выяснил, что вместо 78 тысяч рублей Анастасия Проскурина получает 32.
 
Сегодня на совещании с членами правительства, проведенном в режиме видеоконференции, Владимир Путин и Валерий Фальков лично изучали бухгалтерию новосибирского института за последние три года.
 
«Смысл, хочу напомнить, не в отчетах, а в том, чтобы обеспечить достойный уровень оплаты труда специалистов здравоохранения, образования, культуры, социальных служб – важнейших для общества и страны сфер», ‒ раздраженно заметил Владимир Путин, отметив, что здесь недопустимо «какое-либо крючкотворство».
 
После изучения всех документов, выяснилось, что Анастасия Проскурина была отчасти права: 80 из 388 сотрудников института, то есть 20% сотрудников работали не на полную ставку. При этом денег в институте хватало: сверх положенного в прошлом году ему было перечислено 10 миллионов рублей на поддержание уровня заработной платы и 5,8 миллиона рублей на то, чтобы трудоустраивать молодых специалистов. На счетах ИЦиГ в конце года оставалось 30 млн рублей, то есть средств на выплату заработной платы было более чем достаточно.
 
Одновременно всплыли и проблемы, связанные распределением денег внутри института. Валерий Фальков подтвердил, что согласно существующей сегодня в Академии наук системе, вопросы оплаты труда практически полностью находятся в ведении руководства каждого конкретного института. Отсутствие единой методики расчета заработной платы привело к тому, что система ее начисления была абсолютно непрозрачной, непонятной научным сотрудникам, а кроме того, давала широкий простор упомянутому президентом «крючкотворству». Если попытаться подвести краткий итог длительному обсуждению, которым сопровождалось изучение бухгалтерских ведомостей института, то выявленные проблемы выглядят следующим образом.
 
1. 200% нужно отсчитывать не от средней заработной платы, а от другого экономического показателя – среднего дохода от трудовой деятельности. Цифры хоть и близкие, но не идентичные.
 
2. Только 70% от этой суммы обеспечивает государство – еще 30% институты должны заработать сами: за счет грантов или договорных работ.
 
3. Научные сотрудники, работающие в институтах, разделены на пять категорий, в зависимости от опыта и компетентности: от младшего до главного научного сотрудника. Их зарплата, разумеется, не может быть одинаковой – необходимо установить жесткую нижнюю планку оплаты труда младших научных сотрудников, на этих позициях работают, как правило, молодые специалисты.
 
4. Сегодня институты отчитываются о заработной плате, используя цифры общие для каждой категории сотрудников. В среднем заработки специалистов Института цитологии и генетики, вполне соответствуют плановым показателям, но при этом, как указал Владимир Путин, лично изучив зарплатные ведомости института, «30 процентов научных сотрудников получают больше, чем в среднем по экономике, а 70 процентов – меньше, чем в среднем по экономике».
 
«В качестве одного из показателей эффективности работы руководителей высших учебных заведений установили такой параметр ‒ сколько сотрудников учреждения получают эти 200 процентов от среднего от трудовой деятельности, а сколько не получают. Я думаю, то же самое можно было бы распространить и на научную сферу», ‒ отметил Владимир Путин, 
 
Разумеется, нужно решить и остальные проблемы – установить общую методику расчета базовой ставки для научных сотрудников, единую хотя бы для конкретного региона; разъяснить каждому принципы формирования заработной платы, чтобы не оставалось недоговоренностей, обозначить минимальную зарплату, меньше которой не смогут получать научные сотрудники. Но главное – покончить с ухищрениями, когда повышение доходов происходит только на бумаге, а не в жизни.
 
«Прошу Правительство совместно с субъектами Российской Федерации оперативно и крайне внимательно изучить положение дел с уровнем зарплат бюджетников, вообще бюджетников, во всех сферах и во всех регионах страны. Современные цифровые, информационные возможности – мы это видели в условиях эпидемии – позволяют сделать это не только в отношении каждой бюджетной организации, но и каждого конкретного специалиста. Повторю, такой анализ должен быть сделан не в среднем, лишь на уровне организаций. Я вас попрошу – да, это непростая работа, но нужно вникнуть в ситуацию каждого сотрудника», ‒ обратился к правительству Путин.