Ночь музеев в Музее смерти вызвала ажиотаж

Новосибирский музей мировой погребальной культуры представил новую экспозицию со скелетами, одетыми в парадные костюмы

22.05.2019 в 09:42, просмотров: 387
Ночь музеев в Музее смерти вызвала ажиотаж
Фото автора

Смерть никогда не сможет стать экспонатом музея, потому что всегда актуальна. Но у самой смерти достаточно экспонатов для того, чтобы иметь свой музей — Новосибирский музей мировой погребальной культуры, он же Музей смерти. Появившись семь лет назад, этот единственный в своем роде музей сразу же стал одной из визитных карточек города, неизменно привлекая внимание и гостей города, и самих новосибирцев.

Каждый год музей обновляет экспозицию. Происходит это в Ночь музеев, которая сама по себе как будто создана именно для этого музея. В этом году Музей смерти представил «Пляску смерти» (Dance Macabre), навеянную европейскими средневековыми мотивами. На стенах зала выставлены около 80 скелетов, наряженных в костюмы из Англии, Германии, Италии, России, Франции. Конечно, все это муляжи, но посетители все же спрашивают: «А они настоящие?» Такова сила искусства.

Рассказывает директор музея Дмитрий Евсиков:

— Мы открыли новый зал, чем-то напоминающий склеп или костницу. По форме это ближе всего к катакомбам монахов-капуцинов в итальянском Палермо. В Средние века капуцины хоронили своих братьев-монахов на отдельном кладбище. В какой-то момент кладбище заполнилось, и местные власти приняли решение эксгумировать останки монахов и поместить их в катакомбы. Монахи же в этих катакомбах выставили на всеобщее обозрение несколько хорошо сохранившихся мумий. Постепенно место приобрело большую популярность, и богатые местные жители тоже захотели такого же погребения. Сейчас там покоятся все выдающиеся граждане Палермо и окрестностей, умершие до конца XIX века. Катакомбы переоборудовали в музей, ставший одним из самых посещаемых мест в Италии.

Хотя по форме новая экспозиция Музея смерти очень напоминает итальянские катакомбы, смысл в нее вкладывается другой. Владелец коллекции музея Сергей Якушин относится к смерти философски и объясняет свою идею так:

— Единственное, что мы доподлинно знаем о своем будущем, — это то, что мы когда-то умрем. Смерть уравнивает всех, независимо от достижений, социального статуса, в этом идея «Пляски смерти». Новая экспозиция, как и весь музей, — это место для поиска смыслов — для чего я живу, что главное в моей жизни, а что нужно сбросить как тщетное.

Еще одна гордость музея — новый раздел «Жизнь и смерть русских императоров» от Петра I до Николая II, в котором представлены реплики мундиров императоров и свиты, десятки подлинных предметов и исторических документов XVIII–XX вв.

Масштабное обновление экспозиции в этом году — появление в музее третьего зала, в котором представлена история похоронного транспорта. Здесь собраны модели карет, повозок, авто- и мотокатафалков и реальные транспортные средства — реконструкция кареты XIX века, катафалки «Мерседес», «Форд», «Волга ГАЗ 21», «Победа». Причем, как уверяет Дмитрий Евсиков, все они на ходу и время от времени используются по назначению. Судя по новеньким автомобильным номерам, так оно и есть.

Вообще же, давно уже трудно писать об этом музее. И не потому, что тема не самая простая, а потому что даже при большом желании рассказать обо всем сразу не получится. Потому что, когда мы говорим «три зала», то нужно понимать, что это три больших ангара, под завязку забитых экспонатами и зрителями. Наверное, поэтому в большинстве других музеев эта ночь заканчивается, как правило, почти не начавшись — около полуночи. А здесь официально до четырех часов утра, но, как говорит Дмитрий Евсиков — до последнего посетителя. Есть и новый рекорд — более 6000 посетителей. В основном молодежь, кстати.

Правда, был один момент, который мог привлечь сюда тех, кто в обычный день не собрался бы, — розыгрыш призов от партнеров музея. Главный приз — iPhone X. Он достался молодому строителю. И это тоже символично. У iPhone — уже десятое поколение, а первое-то было всего 12 лет назад. Победитель, несмотря на свою молодость, пережил все поколения iPhone. Они долго не живут — и здесь все тщетно и мимолетно, хотя и очень приятно…

Ночь в Музее смерти сопровождалась музыкальными выступлениями, лазерным шоу, театральными постановками. И над всем этим действом, как живой символ смерти, парил коршун.