Анатолий Локоть: Я не раз добивался победы вопреки всему

Откровенно о себе, об успехах и неудачах на посту главы города, а также о том, как менялся Новосибирск за последние годы и десятилетия

28.08.2019 в 21:36, просмотров: 10916
Откровенно о себе, об успехах и неудачах на посту главы города, а также о том, как менялся Новосибирск за последние годы и десятилетия
Анатолий Локоть: Я не раз добивался  победы вопреки всему

«Мальчик, у тебя нос белый»

Из самого начала сознательного возраста помню наш двор в Ленинском районе. Оттуда возили меня родители в детский сад. Все детство мое — это сомкнутые вокруг меня куртки, пальто и ноги в переполненном общественном транспорте, я даже лиц не видел.

Надо было вставать в шесть утра, чтобы всем успеть: мне — в сад, родителям — на работу. Мороз сорокаградусный, в трамвае очень много людей. И вот, помню, что-то происходит, трамвай встает колом, и мы выходим в мороз прямо на коммунальном мосту и идем дальше по дамбе, по трамвайным путям. Такой большой коллектив посторонних, но близких по духу людей. Если ты подморозишь лицо, кто-то из взрослых тебе обязательно скажет: «Мальчик, у тебя нос белый, разотри». Чувство взаимовыручки было в порядке вещей.

Родители были уверены, что нужно с детства привыкать держать себя в форме, закаляться, заниматься спортом, потому что климат суровый. И вот стою я на «Башне», опаздываю в бассейн, а автобусы идут или не мои, или переполненные. И вдруг высовывается рука из автобуса, из висящей толпы пассажиров, хватает меня за шиворот, втягивает куда-то внутрь — и все, я еду на тренировку. И не знаю, что за человек меня затащил в автобус, но просто чувство было у людей, что нельзя бросать своих, особенно детей, в сложной ситуации.

 

От телевизора до зенитно-ракетного комплекса

Первый телевизор, который появился у нас в семье, был самодельным, его папа собрал. Без корпуса, отовсюду торчат трансформаторы и лампы, в центре — прикрытая газетой трубка, в которую надо смотреть.

Мои родители были инженерами, а отец еще и «рукастый», все делал сам, отчего имел в моих глазах статус непререкаемого авторитета. Склонность к технике прививалась с детства, поэтому с профориентацией у меня вопросов не было. Отец, правда, отговаривал от НЭТИ, но я настоял, поступил на физтех. Сдавал, кстати, только два предмета из четырех, потому что у меня был высокий балл по окончании школы.

После демобилизации пошел в НИИ измерительных приборов. Там мы занимались модернизацией зенитно-ракетных комплексов С-300, которые уже стояли на вооружении в сухопутных войсках и войсках ПВО. Принимал я участие и в разработке и испытаниях С-400.

Из одного государства в другое

Активная общественная и политическая позиция моя формировалась с институтской скамьи, с оперативного комсомольского отряда НЭТИ. Это была самоотверженная и бескорыстная работа во имя справедливости, порядка. Нам хотелось, чтобы проспект Карла Маркса был самой безопасной улицей в городе.

А спустя всего несколько лет мы, молодые советские инженеры, выходцы из опер-отрядов, переживали болезненный, трагичный переход из одного государства в другое.

Создание противоракетной обороны было одним из приоритетных проектов СССР, наряду с ядерным оружием и ракетно-космической техникой. Наш коллектив работал над задачами этого мегапроекта. Наши полигоны были расположены в Казахстане — на озере Балхаш, в Актюбинской области, и поэтому именно туда мы ездили в длительные командировки. В какой-то момент из-за всех этих реформ и сбоев в финансировании приходилось переходить на подножный корм, но, тем не менее, задачу мы выполняли.

И вот развал СССР, а у тебя секретная документация, оборудование. Приходилось уничтожать, в озере топить. После одной такой командировки мой друг получил инфаркт, лежал в больнице. Так формировалось понимание, что в нашей стране — в том, что от нее осталось — надо что-то менять.

«Мы не предатели»

Помню ощущение тех лет, когда прошел запрет на существование партии. Коротко передам его сегодня так: «Мы не предатели».

Тогда, вообще говоря, ломались судьбы многих людей, происходил сдвиг сознания. Заставляли же и в судебном порядке партию распускать, и уголовные дела в отношении целого ряда руководителей здесь, в Новосибирской области, пытались возбуждать. И поэтому, когда мы восстанавливали партию, было вот это ощущение: что да, не предали себя.

Сначала-то, после путча 1991 года, разговаривали друг с другом с оглядкой, боялись. Было и такое, представляете? Свободные люди боялись за свою судьбу, потому что не предали партию. Было непонятно, чем дело закончится.

Я сегодня горжусь своим выбором и этим периодом. Встречаемся с ветеранами, сослуживцами. Обсуждаем события, вспоминаем историю, совместно пережитое, фамилии друзей, изделия, прошедшие через наши руки, особенные моменты нашего участия в производственном процессе.

Недавно вдруг поймал себя на мысли: как же мне повезло! С какими прекрасными, большими, настоящими людьми мне довелось встречаться!

От района до Союза

К моменту моих первых выборов в городской Совет я уже работал вторым секретарем областного комитета КПРФ и неплохо знал город — Железнодорожный, Заельцовский, Ленинский, Центральный районы. Но так получилось, что боевое крещение как политик получил в Первомайском, от которого прошел в депутаты. В Совете возглавил фракцию коммунистов. Нас было чуть меньше половины — 12 из 25.

Самый яркий момент того созыва — это переход на новые тарифы ЖКХ. Мы, фракция КПРФ, противопоставили свою позицию в защиту интересов людей давлению большинства депутатов, которые настаивали на максимально жестком для новосибирцев решении. Если до этого бремя финансирования отрасли несло государство, то теперь федеральное законодательство подталкивало перекладывать его на собственников. Понимая, что по голосам мы не побеждаем, мы в знак протеста покинули заседание. Это было довольно революционно по тем временам. Так была остановлена сессия, потому что, хотя большинство было у оппонентов, кворума с нашим уходом не стало. И власти пришлось продолжить переговоры, в результате которых мы добились уступок.

Это только один пример, но на самом деле таких непростых вопросов в те годы было очень много. Впервые тогда понял, как политическая работа может сказаться на здоровье. Не просто понял, а сам слег в больницу. Через себя же пропускаешь все… Но зато такие победы вдохновляют, вместе с ними приходит доверие людей. В 2003-м я выиграл выборы в Государственную Думу по одномандатному Заельцовскому округу. И это была довольно убедительная победа.

Предметом особой гордости за время деятельности в Госдуме я считаю свою работу по созданию союзного государства России и Беларуси. Я уже говорил, как тяжело переживал распад Советского Союза, развал державы. Это состояние прошло и по моей семье, наложило очень сильный отпечаток на мое мировоззрение, политические взгляды. До сих пор считаю это самым великим проектом, которым мне пришлось заниматься за время своей депутатской деятельности.

Ответственность за Родину

К тому моменту, как я принял решение баллотироваться на пост мэра Новосибирска, у меня накопился достаточно большой опыт. Опыт политический, опыт взаимодействия с ветвями власти на разных уровнях. Сложилось понимание тех проблем, с которыми сталкиваются Новосибирск и область в целом.

Я уже много лет работал депутатом Государственной Думы, так что ситуацию в городе досконально изучил, что называется, «сверху». А «снизу» она мне была знакома еще по началу политической деятельности, по работе инженером. Все-таки Новосибирск — мой родной город.

Я никогда не терял с ним связи и всегда подчеркивал, что я сибиряк, новосибирец. Я работал в Москве, но жил в Новосибирске. Поэтому когда в 2014 году стало понятно, что в городе назревают серьезные изменения, что будет ротироваться исполнительная власть, я понял, что надо участвовать в избирательной кампании на пост мэра. И не для «разогрева», не для галочки, а для того, чтобы действительно возглавить Новосибирск.

Это я сейчас понимаю, что вхождение во власть, да еще с моим лозунгом «сохраним хорошее, сделаем лучше», оно только так и могло ощущаться. Ведь не было у меня стремления рубить с плеча, увольнять, убирать всех подряд.

На посту мэра я много чему учился. Прежде всего — умению принимать правильные решения в критической обстановке, стрессовой ситуации. Я ведь пришел как представитель оппозиционной партии и понимал: меня избрали не для того, чтобы я продолжал борьбу, а для того, чтобы решать накопившиеся проблемы; для того, чтобы Новосибирск развивался, чтобы проблемы, темпы решения которых людей не устраивали, наконец-то сдвинулись с мертвой точки.

Новая команда, новые вызовы

Работа мэра крупного города, на мой взгляд, — это в первую очередь работа с людьми, с коллективом. Необходимо понимать каждого сотрудника, так выстроить взаимоотношения, чтобы весь этот огромный организм работал как часы.

20 долгих лет этот организм работал по правилам, которые вырабатывали мои предшественники. А им приходилось создавать и реформировать систему муниципального управления еще в 90-е. Конечно, многое с того времени поменялось. Появились новые запросы и вызовы. Но в новые условия все равно пришлось входить со старым наследием, в том числе и с коллективом мэрии. Поэтому главной головной болью у меня был кадровый вопрос.

Кадры, как известно, решают все. Кто-то из прошлой команды сам ушел, кому-то я предложил уйти, многие остались работать в новом коллективе и в новых, изменившихся условиях. Пять лет спустя могу сказать, что сложилась хорошая, устойчивая команда, руководящая крупнейшим муниципалитетом страны.

Каждая победа — урок реального управления

За эти пять лет в Новосибирске построено и реконструировано много школ, но мне больше всего запомнилась 82-я, в Дзержинском районе. Реконструкция здания 1938 года постройки — не самый лакомый проект для подрядчика. А вот Михаил Ильич Голубев, генеральный директор компании «РСУ-5 Новосибгражданстрой», взялся. И не просто работал, а как бы показывал, как должна проходить работа с такими объектами. Отчитывался по каждому этапу, приглашал, показывал, объяснял. Благодаря такому погружению в процесс я, конечно, намного лучше стал разбираться в строительных вопросах. Мэру это необходимо. Я испытываю большое уважение к этому человеку. Благодаря ему эта школа стала в том числе и моей. Я в ней получил важные уроки управления.

Еще один яркий пример. В первое же мое лето в должности мэра пришлось решать проблему с заброшенными корпусами детских садов в Заельцовском районе. Раньше, в советское время, это были дошкольные учреждения, потом их перепрофилировали под Институт социальной реабилитации. В дальнейшем институт построил себе новое здание, а эти объекты оказались заброшены, но при этом оставались в федеральной собственности. А городу нужны детские сады, как воздух.

Как добиться передачи фактически бесхозных корпусов в муниципальную собственность? Представители предыдущей команды посмеивались над нашими усилиями. Они-то прекрасно понимали, насколько это сложно. Надо отдать им должное, они многое сделали на этом пути, но главный шаг (перевод в муниципальную собственность) оформить так и не смогли. Но я взялся, и тут как раз помог опыт работы в Госдуме, как раз в комитете по собственности. Позвонил, слетал в Москву (честно говоря, и не раз). Через несколько месяцев мы получили результат. И построили из этих, так сказать, объектов в следующий сезон два детских садика.

Тогда ко мне пришло очень важное ощущение победы вопреки всему. Я понял, когда мы начинали, многие ждали, когда я споткнусь, совершу критическую ошибку. Слышны были вот эти хихиканья, комментарии: «Чего он тут ходит? Чего добивается? Ничего из этого не выйдет!» И потом, когда на площадки зашла строительная техника, я ощущал, как все эти наблюдатели идут где-то сзади и молчат. Гробовое было молчание.

Ситуация с этими детскими садами в Заельцовском районе для меня фактически стала переломной. После этого стало намного легче. И психологически, и организационно.

Перспективы масштабных проектов

Сегодня Новосибирск живет в ожидании масштабных проектов. Вся перспектива связана с ними. Идут работы по строительству новой ледовой арены, новой станции метро, ждет преобразований Новосибирский научный центр.

Я уверен, что они стали возможны благодаря ярким достижениям новой администрации Новосибирска. И к ним я отношу, безусловно, набережную. Я считаю, это наш серьезный успех, системное достижение.

О набережной я заговорил в первое же лето 2014 года. Ко мне приходили люди, бывшие руководители, которые мне симпатизировали. Они говорили: «Слушай, набережная в таком ужасном состоянии, туда погулять нельзя прийти. После семи часов выйдешь — пивная сплошная, кабак до самого горизонта».

Мы начали, не имея никаких обещаний ресурсной поддержки от вышестоящих бюджетов. Два года мы занимались тем, что сносили ларьки, шашлычные, пивные точки — все, что уродовало берег Оби. Уже потом удалось обеспечить участие нашего проекта в федеральной программе, которое позволило нам провести реконструкцию.

Сегодня мне доставляет огромное удовольствие смотреть, как новосибирцы гуляют по обновленной набережной. Испытываю, как говаривали при Леониде Ильиче, «чувство глубокого удовлетворения». Подобных объектов, за которые не стыдно и которыми можно гордиться, много. Но этот, набережная, — предмет особой гордости.

Новосибирск, несомненно, требует к себе особого внимания. И со стороны региональной власти, и со стороны федеральной. Увы, мне не удалось этот особый статус закрепить, добиться его оформления в финансовом эквиваленте. Пока не удалось. Для подтверждения особого положения Новосибирска при его масштабах, при его потенциале, который заложен в нем изначально, необходимо обеспечить успешное участие города в масштабных федеральных проектах. Именно такими масштабными проектами являются Молодежный чемпионат мира по хоккею 2023 года и, безусловно, проект развития «Академгородка 2».

Это сулит Новосибирску дальнейший прорыв. Это шанс получить серьезные денежные вливания, государственные и частные инвестиции, а значит — дать городу новый импульс развития.

Меня, кстати, не все в команде понимали. Но когда мне удалось донести до соратников и коллег свою точку зрения, мы разработали план подготовки города к 2023 году. Комплексный план, который включает все: и ледовый дворец, и развязки, и транспортные решения, и гостевые маршруты, и изменение внешнего облика города, и освещение, и рекламу, и благоустройство.

Чемпионат по волейболу 2022 года становится в этот же ряд. Да, достойно принять такого рода событие — очень трудная задача, которую нужно решить в короткое время. На минутку: вокруг места, где строится волейбольный центр олимпийского уровня, — частный сектор. Там необходимо серьезное благоустройство и серьезные вложения. Это как Михайловская набережная, только масштабнее и сложнее.

Насколько это все реально?

Когда я сегодня слышу скепсис насчет успешности ледовой арены, строительства новой ветки метро и других перспективных масштабных проектов развития города, я отвечаю: мы все это уже слышали, не надо.

Был в этих непростых пяти годах один урок, который я усвоил на всю жизнь. Это, конечно, ситуация с лишением Новосибирска 10 процентов отчислений от НДФЛ, когда доходная часть бюджета рухнула на три миллиарда рублей (а с учетом кризиса — на все четыре). Четыре года мы жили в яме, нищенствовали фактически, едва сводя концы с концами.

А урок здесь вот в чем. От нас ожидали, что мы споткнемся. Что у нас что-то не получится. Что мы разобьем себе нос и докажем свою несостоятельность, некомпетентность. И этим несправедливым решением всячески нас к ошибке подталкивали. Но мы не ошиблись, не остановили городское развитие и даже добились серьезных успехов по ряду направлений. Не благодаря, а вопреки.

Мы выстояли, мы показываем готовность решать масштабные задачи, а это, я уверен, совсем в другом виде представит наши вопросы на федеральном уровне. Полноценное проведение чемпионата мира по хоккею на достойном уровне невозможно без развития метро, которое, увы, было приостановлено из-за этих 10 процентов. У нас есть силы, навыки, знания, опыт, хорошие стартовые позиции.

Беседовал Глеб ЧЕРЕПАНОВ.

Данный материал был опубликован в рамках кампании по выборам мэра Новосибирска в специальном разделе «ВЫБОРЫ-2019». В связи с требованиями законодательства его демонстрация приостанавливалась с 22.00 7 сентября 2019 года до 00.00 9 сентября 2019 года. Поскольку редакция считает материал интересным для нашего читателя, принято решение о возобновлении его демонстрации.