У областной филармонии нашли патологическую боязнь экспериментов

09.10.2019 в 09:20, просмотров: 1628

Довольно непростую задачу поставили себе на прошлой неделе участники круглого стола, который был организован Экспертным клубом Новосибирска. Им предстояло выяснить, в чем состоят проблемы сегодняшней концертной жизни Новосибирска, а также причины, по которым количество концертов академической музыки в последние годы неуклонно снижается. 

У областной филармонии нашли патологическую боязнь экспериментов
Фото Алексея Игнатовича

В дискуссии предстояло выяснить, что стало тому виной — избыточная материальная база или маркетинговый непрофессионализм областной концертной организации. Однако участники дискуссии, в которой приняли участие три бывших директора Новосибирской филармонии, были солидарны в том, что концертная организация просто оказалась в ступоре, боясь делать любые рискованные шаги.

Без подлинных звезд

«Когда мне предложили возглавить Филармонический камерный оркестр, я был очень горд, — вспомнил дирижер Алим Шахмаметьев. — Тогда даже на фоне Москвы и Петербурга Новосибирск выглядел передовым городом в части филармонического искусства».

Худрук камерного оркестра напомнил, что первоклассные музыканты и актеры, среди которых было немало звезд мирового уровня, прилетали в Россию, минуя обе российские столицы, исключительно ради концерта в Новосибирске. «Были действительно резонансные события, которые долго обсуждали, а некоторые концерты по сей день будоражат воспоминания, — считает Алим Шахмаметьев. — А некоторые программы по просьбам зрителей приходилось повторять».
Выступление известного дирижера из Санкт-Петербурга, уже более 10 лет возглавляющего один из лучших оркестров города, было не первым на круглом столе. Еще до его выступления тон разговора был задан директором музыкальной школы № 1 Александром Назимко, которого пять лет назад по инициативе тогдашнего губернатора Новосибирской области Василия Юрченко без объяснения причин уволили с поста директора областной филармонии. То, что происходит с концертной жизнью города и области, он определил термином «деградация». 

«Снижение количества концертов очевидно, как и уменьшение количества гастролеров, — отметил Александр Назимко. — Посмотрите, в ближайшие три месяца в афише практически нет подлинных звезд».

Экс-директор филармонии отметил, что в девяностые годы люди, которым задерживали зарплату, недоедали, но на концерты продолжали ходить. «Если ничего не предпринять в ближайшее время, то отвернутся последние зрители, — считает Александр Назимко. — Такими темпами мы из культурной столицы станем культурной провинцией».

Бояться любого шороха

«Почему об этом не высказывается наша пресса? — задавался вопросом Александр Назимко. — Почему об этом молчат наши замечательные журналисты, которые освещают культурную жизнь?»
Тут стоит отметить, что в последнее время в прессе появилось немало публикаций о том, что Новосибирская филармония предпочитает сдавать в аренду имеющиеся концертные залы, а не заниматься организацией дополнительных концертов. Получили огласку факты, когда ради получения коммерческой выгоды переносились даже абонементные выступления. В материалах журналистов сквозило удивление, когда в одно и то же время проводились концерты, рассчитанные на одну и ту же публику. Областная концертная организация боится даже организовывать выступления таких раскрученных исполнителей, как Денис Мацуев, предпочитая не зарабатывать доход от его концерта, а получать тривиальную арендную плату.

«Самые яркие моменты, которые происходят в концертной жизни Новосибирска, становятся проблемными, — посетовал художественный руководитель филармонии Владимир Калужский. — Даже Транссибирский фестиваль, который с каждым годом длится все дольше, заставляет нас менять свои планы. Город напрягается на потребительском уровне, а у нас должен продолжаться сезон, во время которого надо зарабатывать деньги».

Невнятное ценообразование

Довольно серьезной критике подвергся последний Транссибирский арт-фестиваль Вадима Репина. Несмотря на то что приезд на него мировых звезд финансирует областной бюджет, филармония не смогла выстроить адекватную ценовую политику, а в итоге в этом году смогла продать не более 75% билетов на мероприятия в зале имени Каца. Только пять концертов из 12 прошли при аншлагах, а на такое же количество концертов было продано около половины билетов.

«Сегодня филармония из Золушки превратилась в принцессу, располагающую самой богатой материальной базой в виде двух концертных комплексов с четырьмя залами, — считает Александр Савин. — Она располагает 19 коллективами, чего нет нигде в стране. Но за три летних месяца в зале им. Каца состоялось 9 концертов, а в камерном зале — 21, плюс два концерта на круглой сцене. Все это суммарно не покрывает месячную возможность одного зала. В отличие от филармонии, Новосибирский музыкальный театр дает обычно более 35 спектаклей в месяц, но имеет при этом только одну сцену».

Александр Савин, в конце 80-х годов возглавлявший Новосибирскую филармонию, напомнил, что тогда концертная организация проводила 32 концерта в день. При этом она не имела ни одного зала, а сама размещалась во флигеле в Центральном парке культуры и отдыха, где в репетиционном зале могли разместиться не более 6 человек. 

Лишенные стимулов

Музыканты жалуются, что нынешнее руководство филармонии боится рисковать, принимая решения о проведении концертов с оглядкой на окупаемость. За исключением нескольких абонементов академического симфонического и камерного оркестров, посещаемость их в среднем ниже 50%. «Сегодня мы боимся проводить внеабонементные концерты вовсе, — отметил Алим Шахмаметьев. — Просто наша служба маркетинга не умеет продавать на них билеты. Хотя 10 лет назад, когда мы много кого приглашали, та самая рентабельность была куда выше сегодняшней».

Особую тему в ходе дискуссии подхватил заслуженный артист России Аркадий Бурханов, чей ансамбль Insula Magica недавно вышел в финал телевизионного конкурса «Квартет 4x4» телеканала «Культура». «У музыкантов, с которыми заключили так называемые эффективные договоры в кавычках, нет стимула делать интересные программы, — считает Аркадий Бурханов. — Во-первых, исполнителям, может быть, и повышают оклады, но стимулирующие надбавки снижают, а во-вторых, сам фонд оплаты труда формируется только из субсидий областного бюджета, хотя согласно рекомендациям Минтруда и Минкульта он должен формироваться, в частности, и от коммерческих концертов, и от аренды».

Когда в рекламе смысла нет

В деятельности концертной организации участники дискуссии видят несколько ошибок, которые носят системный характер. «До сих пор не могу понять, что это за форма такая — государственная автономная организация, — иронично отметил Аркадий Бурханов. — Автономная — потому что существует автономно, а государственная — когда за все отвечает государство?»

Александр Назимко обратил внимание на причину огромного числа просчетов и недоработок: «Вот уже три года в Новосибирской филармонии отсутствует должность заместителя директора по самому главному вопросу — концертной деятельности, — отметил он. — При наличии заместителей по самым разным вопросам эту работу генеральный директор поручил своей супруге, которую по существующему закону не может назначить своим замом».

В филармонии наблюдается чехарда с руководителями службы маркетинга, а в результате не работает наружная реклама, которая появляется лишь периодически. «Поле воздействия рекламы довольно сильно сузилось, — считает Александр Назимко. — Некоторые же образцы, когда на биллбордах размещали приветы участникам очередного фестиваля, стали примерами абсолютно бессмысленных трат из областного бюджета».

Без перспективы

В ходе круглого стола Экспертного клуба Новосибирска прозвучали довольно радикальные предложения организовать при правительстве Новосибирской области отдел, который занимался бы сдачей в аренду имеющихся у филармонии концертных залов. Его деятельность могла бы стать финансовой основной для оплаты приглашенных исполнителей и развития собственной концертной деятельности.

«Стране нужны прорывные результаты деятельности государственных структур и знаковые проекты, которые можно было бы реализовать без привлечения дополнительных средств, а за счет эффективного использования имеющейся материальной базы и ресурсов высококлассных специалистов, — считает Александр Савин. — Однако сегодня ждать от филармонии прорывов не приходится».

Примечательно, что на круглом столе присутствовали представители администрации областной филармонии и отдела маркетинга. Однако в ходе дискуссии они не проронили ни слова. Как бы показывая, что в целом они не возражают против прозвучавших оценок. 

ЦИТАТА:

Александр НАЗИМКО, директор музыкальной школы № 1 Новосибирска, экс-директор Новосибирской филармонии:

— Я оцениваю сегодняшнее состояние концертной жизни как деградацию. Зрителей, которые сегодня еще ходят на концерты, филармония теряет. Мы из культурной столицы плавно становимся культурной провинцией.

Алим ШАХМАМЕТЬЕВ, художественный руководитель Новосибирского филармонического камерного оркестра:

— Уровень концертной жизни Новосибирска выглядит печально. 11 лет назад, когда меня позвали возглавить камерный оркестр, я гордился тем, что ситуация здесь лучше, чем в Петербурге и Москве, а Новосибирск выглядел совершенно передовым городом.

Владимир КАЛУЖСКИЙ, художественный руководитель Новосибирской филармонии:

— Самые яркие моменты, которые происходят в концертной жизни Новосибирска, становятся проблемными. Даже Транссибирский фестиваль с каждым годом становится все большим по времени, заставляя нас менять свои планы. Город напрягается на потребительском уровне, а в это время у нас продолжается сезон, в ходе которого мы тоже должны зарабатывать.

Александр САВИН, предприниматель, экс-директор Новосибирской филармонии:

— Я возглавил организацию, когда она давала по 32 концерта в день, не имея ни одного своего зала. Филармония тогда размещалась в одноэтажном здании в Центральном парке, не имея даже туалета. Когда нужно было освобождать концертный зал оперного театра (а его закрывали на ремонт), почти полтора года мы с Арнольдом Кацем по вечерам проводили разговоры, перебирая порой самые безумные варианты, куда девать оркестр в тот момент.