Как правильно порвать меха?

Новосибирская группа «Рви меха» презентовала свой новый клип «Волга-21».

04.11.2015 в 21:30, просмотров: 1229

Музыкальная история началась неожиданно, с того, что однажды на «репите» в машине знакомой гремела «Девушка из ПТУ». Простой текст, убойная музыка… и вот через несколько минут ты качаешь ногой в такт и так якобы безразлично интересуешься: «А что за ребята такие?».

Как правильно порвать меха?

Оказалось, группа «Рви меха — ОРКЕСТР». Оказалось, их знают, им подпевают и их любят. И не только в Новосибирске. А музыканты с какой-то цыганской самоуверенностью Кустурицы шагнули далеко за его границы, добравшись до северо-запада и покорив юг на обратном пути домой. Это что-то среднее между «Лениградом» и Эмиром Кустурицей и гораздо больше обычной провинциальной группы. Уже потом, через несколько месяцев, был концерт, на котором музыканты отжигали, хулиганили на сцене и играли. Зрители слушали, воспринимали, много улыбались и, конечно, танцевали. Как без этого? Не встретиться с музыкантами группы «Рви меха» мы попросту не могли. И вот однажды фронтмен группы Александр ПЕТЕНЕВ заглянул в гости в редакцию «МК в Новосибирске».

ДЕНЬ, КОГДА НАЧАЛИ РВАТЬСЯ МЕХА

— Давайте знакомиться. С чего началась история группы «Рви меха»? Как вообще так получилось, что вы объединились в группу. И что такое «Рви меха»?

— «Рви меха» — это музыкальный коллектив интересных творческих людей, объединенных общей идеей. Мы пишем музыку, играем ее на сцене, безобразничаем, веселимся. Наш посыл — это свет, доброта и веселье. Собственно, посредством музыки мы все это и исполняем. Все началось в 2003 году. Я играл в рок-группе, еще не «Рви меха — ОРКЕСТР». Однажды на концерт группы не пришла вокалистка. Я играл на гитаре, а мне пришлось, внезапно, еще и отпеть концерт. После этого случая мне мой преподаватель по гитаре говорит: «А что ты сам не поешь? У тебя хороший голос и хорошие песни». С этого все и началось. До «Рви меха» было много всяких проектов. Но этот, пожалуй, самый солнечный и позитивный. Раньше я играл более тяжелую музыку. Потом просто встал утром, светит солнышко и захотелось чего-то легкого и веселого, чтобы там же были Карибы, Ска и балканская музыка. Вот потихонечку мы и пришли к «Рваным мехам» в сопровождении оркестра. Несем добро и культуру в массы.

— Одиннадцать лет для группы — это уже срок…

— Да, и нам есть чем гордиться. Мы играли с различными громкими именами. Например, провели совместный концерт в Екатеринбурге с Gogol Bordello. Это очень популярная музыкальная группа из Америки (Прим. ред.). На том же концерте пели с «Огнеопасно» из Москвы, очень классные ребята. На одной сцене выступали с «The No Smoking Orchestra» Эмира Кустурицы, выступали у них на разогреве. Я Кустурицу обожаю как режиссера, а тут мы с ним и на одной сцене. Было много зрителей, яркий концерт. Играли с группой «Рубль» — проект Сергея Шнурова. Со многими интересными исполнителями пересекаемся на фестивальных площадках. У нас уже выпущено четыре студийных альбома, один DVD. Периодически появляемся в ротации радиоэфиров. Мы записывались на различных лейблах, в том числе нас выпускал именитый лейбл «Бомба Питер», который работал со многими известными артистами. На данный момент идет работа над новым альбомом, и в скором времени мы порадуем наших слушателей новыми песнями.

— Про Шнурова обязательно поговорим. Но сейчас о музыке. Как у вас складываются взаимоотношения? Есть что-то помимо музыки?

— Музыке уделяю все время. Немного работал в фармацевтической компании, но, как бывает, рок-н-ролл в голове и время не резиновое, концерты, гастроли, сотрудником я был неважным (смеется). И вот как-то решили меня подтянуть и провести разъяснительную беседу. Я пришел и сказал: «Можно сначала я скажу? Вот мое заявление. Всем спасибо, до свидания!» Это был 2010 год, и все мы почти сразу отправились в турне. Поехали на Запад: побывали в Омске, Казани, Екатеринбурге, добрались до Нижнего Новгорода, были в Москве и Твери. Тверь — потрясающий город. Только въезжаешь в него и сразу начинаешь напевать: «Владимирский централ, ветер северный». Такое впечатление, что он застыл в эпохе 90-х. Но концерт хорошим получился. А потом была Москва и Эмир Кустурица. Когда вернулись в Новосибирск, оказалось, что здесь не знают «The No Smoking Orchestra». Кустурица и «Горан Брегович» для многих как Карл Маркс и Фридрих Энгельс — одно лицо. Интерес к балканской музыке есть, но очень небольшой. Вот мы его и начали развивать. Организуем тематические вечеринки, свадьбы по мотивам балканских традиций. Делаем что-то в стиле «Черной кошки, белого кота» Кустурицы. Мы приглашаем дополнительно музыкантов, играем восточно-европейскую музыку. На таких вечеринках чуть ли курица не бегает по клубу, разбросано сено, и веселится народ в лучших традициях.

ПРО «КУРЕЙ», ДЕРЕВНЮ И ЛИТЕРАТУРУ

— И все же… помимо музыки есть какое-то увлечение?

— Я много читаю, люблю читать. Увлекаюсь публицистикой, читаю много исторической литературы. Мне интересно.

— Вернемся к группе. Надо понимать, что группа — всегда немножко тяжелее, чем сольное исполнение, всегда больше ответственности. Группы часто распадаются: кто-то не поделил славу, деньги, кто-то просто устал друг от друга. Как у вас?

— Разумеется, состав группы меняется. Он не может не меняться. Даже у вечных «Rolling Stones» он изменился, потому что основатель умер. Мы начинали с любительского уровня: пацаны собирались поиграть после работы на гитарах. Надо понимать, что любительский и профессиональные коллективы — это разные усилия и разные временные ресурсы. С кем-то приходилось прощаться, кто-то сам уходил, потому что получал повышение и становился директором банка, аккордеонистка в декрет ушла, смена музыкантов это нормально.

— Если ваша группа распадется, что тогда?

— Наша группа не распадется, потому что у нас есть достаточно жесткий и авторитарный лидер. Ну, а если так случится, то уеду в деревню, буду выращивать курей и строить соломенный дом, отдыхать от мегаполиса и людей. Сделаю тепличную пристройку к дому и буду выращивать рукколу и розмарин.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О «ЛЕНИНГРАДЕ» И «ВОЛГЕ 21»

— Вернемся к сравнению с группой «Ленинград» и Сережей Шнуровым. Как к этому относишься?

— Сегодня мне даже приятно. Сначала обижался из-за такого сравнения, я автор как-никак. «Ленинград» — очень достойный творческий коллектив, как коммерческий проект, известная группа. А сравнения… сравнения они будут всегда. В свое время у «The Beatles» требовали сыграть «Rolling Stones», они обижались, матерились, но потом доказали всему миру, что они «The Beatles» и так вошли в историю. Группа «Ленинград» — прекрасные и талантливые ребята. Если бы спросили меня, то я бы не стал сравнивать наши коллективы. Но если кто-то считает, что похожи, то мне приятно. Что тут еще сказать?

— Лично со Шнуровым знакомы?

— Да, мы пересекались на площадках и фестивалях.

— Совсем недавно в жизни группы произошло знаковое событие — презентация клипа на песню «Волга 21». Попасть на презентацию оказалось практически невозможно: все столики были заказаны за неделю. Поэтому рассказывайте, как это было?

— Было очень здорово, по-доброму, и просто круто. Наши друзья — наши поклонники поддержали нас, порадовали. Мы организовали тематическую вечеринку в стиле светского раута. Зал был битком. Мы были одеты в костюмы героев, которых играли в клипе. По сюжету невеста, которую играет наш очаровательный pr-менеджер Мария, ссорится с женихом, убегает от него и попадает под «Волгу 21». Машину до этого угнал аферист. В главной роли — актер «Первого театра» Егор Овечкин. Клип у нас получился чем-то средним между «Черной кошкой, белым котом» и фильмом «Горько». С «Волгой 21» нам помогли. Сценарий клипа писал лично я, и нам удалось осуществить все, что планировали. Режиссером клипа стал Вова Сараев, известный по клипам для команды «7б» и «Торбе на круче», «Руки вверх». Операторы талантливые, актеры молодцы. И у нас такая серьезная работа получилась.

Самый обаятельный герой клипа на песню «Волга 21».
— Как складываются отношения с поклонниками? Дружите? Сюрпризы делают? И как перед концертами, сильно волнуетесь?

— Мы обожаем своих поклонников. Если бы работали не для них, то играли бы в ванной, где лучше акустика. Нас очень сильно поддерживают поклонники. Очень здорово видеть улыбки людей, их горящие глаза. Когда все получается, внутренне говоришь себе: «Я — молодец», и гладишь себя по голове. Это же здорово. Публичная жизнь так или иначе связана со стрессом. Психологи говорят, что по своей интенсивности концертная деятельность сравнима с потерей близкого человека. Наверное, это так. Говорят, на сцене нужно умирать. В этом что-то есть: мы полностью отдаемся зрителю, и нередко тяжело восстанавливаемся после затяжных гастролей, концертов.

— Какая музыка нужна сегодня? Есть ли какой-то запрос от общества, он сформирован?

— Важно понимать, что нередко продюсеры формируют запросы. В моде рок — крутим его, потом в моду вошел рэп, значит его. «Рви меха» всегда была немодной группой. Мы начали в тот момент, когда в новосибирской тусовке слушали «металл» или «Земфиру» и «Чичерину». На нас смотрели дико, потому что мы не попадали ни под один формат. Индивидуальность, самобытность и непохожесть позволили нам переживать волны модных течений и гнуть свою линию, несколько поколений слушателей сменилось, иногда на концерты приходят абсолютно разные по возрасту слушатели. Я уверен, что правило простое: хорошо делаешь свое дело — и все будет хорошо!