Благотворительный фонд исчез без следа, не выплатив сотрудникам зарплату

17 января 2018 в 07:33, просмотров: 6160
Благотворительный фонд исчез без следа, не выплатив сотрудникам зарплату

В редакцию «МК в Новосибирске» поступило письмо молодой читательницы, которая сообщила, что благотворительный фонд «Индиго», созданный для помощи детям-инвалидам с диагнозом «расстройство аутического спектра» (РАС), прекратил работу и оказался не в состоянии выплатить зарплату своим сотрудникам. Особой пикантности ситуации придает тот факт, что «Индиго» ставил перед собой очень серьезную задачу: построить в Новосибирске реабилитационный центр стоимостью свыше 2 млрд рублей.

Планов громадье

Как заявляло руководство фонда «Индиго», целью организации было помочь интенсивно реабилитировать детей с РАС и научить родителей жить полно и счастливо, несмотря на диагноз их малышей.

— 90% успеха социализации детей-аутистов зависит от правильного подхода семьи к этому вопросу, и наши специалисты точно знают, что нужно делать, — гласит описание групп фонда «Индиго» в соцсетях.

Фонд начал активно работать в 2016 году. Согласно бизнес-плану, о котором президент фонда Сергей Татлыбаев (на фото, с супругой) охотно рассказывал потенциальным новым сотрудникам, предполагалось, что фонд будет активно продвигать идеи помощи детям-аутистам на специальных праздничных мероприятиях и в личных обращениях к статусным гражданам. Специально созданное в структуре фонда СМИ с профессиональными сотрудниками должно было рассказывать об инициативах фонда общественности и подогревать интерес потенциальных жертвователей к проблемам детей-инвалидов.

В течение 2016 года на работу в фонд «Индиго» пришли операторы телефонной связи и сотрудники отдела продаж, журналисты и дизайнер, руководители отдела продаж и отдела благотворительных проектов и даже директор по развитию фонда. Всего, по оценкам бывших работников, на постоянную работу в структурах «Индиго» были трудоустроены около 13 человек.

Однако, несмотря на это, в течение 2016 года активной деятельностью фонд почти не занимался. Первые попытки проводить массовые мероприятия «Индиго» предпринял весной 2017 года: сотрудники писали письма в крупные компании и депутатам горсовета с просьбами поддержать те или иные инициативы фонда (например, акцию по запуску в небо 100 синих воздушных шаров). Сотрудники фонда также провели фотовыставку «Аутизм — особый взгляд на мир», пресс-конференцию в честь Всемирного дня распространения информации об аутизме и всероссийский экологический субботник «Зеленая весна» (Москва).

Невыплаты как кредо

Однако той же весной у фонда начались проблемы по части выплаты зарплаты: первой сотрудницей «Индиго», которая обратилась в трудовую инспекцию с жалобой на руководство фонда, стала руководитель отдела благотворительных проектов Елена Тымчук. Зарплату ей задерживали с первого месяца работы.

— Должностные инструкции не были обозначены, — вспоминает Елена Тымчук. — Когда Сергей Татлыбаев вводил меня в должность, он сказал, что умышленно не обозначает мои задачи, поскольку надеется, что я своим видением раздвину горизонты. Я составила коммерческие предложения, чтобы привлечь средства в фонд, и ежедневно звонила, искала предполагаемых доноров. Руководитель фонда долго избегал процедуры заключения трудового договора со мной, а когда заключил его, он почему-то оказался датирован прошлым, 2016 годом.

Как рассказывает Елена Тымчук, получив фиктивный документ на руки, она сразу же решила уволиться:

— К этому моменту я понимала всю степень его лицедейства. Надеялась, что заставлю заплатить через закон. Подала жалобу в инспекцию по труду. Предполагаю, что его действия — это продуманный план мошенничества, с целями которого мне трудно определиться, я по другую сторону баррикад. Он изначально ни с кем не планировал рассчитываться. Мне кажется, он так поступает, потому что ему все сходит с рук.

Обращение в трудовую инспекцию вынудило Сергея Татлыбаева рассчитаться с сотрудницей.

Однако вскоре оказалось, что под жернова «Индиго» попали не только трудоустроенные сотрудники, но и значительная группа фрилансеров (внештатных сотрудников), в частности — видеооператор, который изготавливал видеоролики для фонда, и группа студентов факультета журналистики НГПУ, которые собирались проходить в «Индиго» практику летом 2017 года. Студенты оперативно освещали мероприятия фонда, однако опубликовать их не смогли: сайт «Индиго» заблокировали за неуплату. В результате успешное прохождение учебной практики для нескольких человек оказалось под вопросом.

С невыплатой зарплаты столкнулись также Федор Дивиченский, Евгения Краснова, Елена Колесникова. И пока Сергей Татлыбаев пренебрегал обязательствами перед сотрудниками, в коллективе росло напряжение. 17 июля 2017 года сотрудникам стало понятно, что заработанные деньги получить не удастся, и они обратились в трудовую инспекцию. В учреждении заявления приняли, но посоветовали как можно быстрее обращаться в суд, поскольку ни один из членов коллектива не был трудоустроен по договору.

— Дабы не рушить мечту «Индиго» о строительстве реабилитационного центра, сотрудники отложили поход в суд, — комментирует экс-сотрудница фонда Наталья Горенинская. — Татлыбаев в свою очередь продолжал обещать всем сотрудникам, что выплатит задолженность по зарплате. Давал новые задания, аргументируя тем, что их выполнение послужит ускорением для решения финансовых проблем. Что «Индиго» вот-вот войдет в процедуру слияния с другим известным новосибирским фондом, который занимается проблемами особых детей. И обещал, что после этого средства в «Индиго» наконец-то появятся. Однако все это оказалось так и не сбывшимися фантазиями.

Замах на рубль, удар на копейку

И все-таки удивительно сложилась судьба «Индиго» и его президента Сергея Татлыбаева. Мечтая построить реабилитационный центр за миллиарды рублей, благотворитель сошел с дистанции, оказавшись не в состоянии справиться даже с зарплатами.

Сотрудники рассказывают, что у президента фонда была «куча куч» разнообразных планов — и лишь немногие из них Сергею Татлыбаеву удалось довести до конца. Зачастую работникам приходилось бросать недоделанное дело, чтобы заняться «новой искрометной идеей» президента фонда.

При этом, как объяснял сотрудникам сам г-н Татлыбаев, деньги в организации отсутствуют из-за некомпетентности отдела продаж и из-за того, что сотрудники фонда — лодыри:

— За что на меня злиться? За то, что руководитель отдела продаж не смог сотрудников организовать? — недоумевает Сергей Татлыбаев. — Я все сам сделал. Весь отдел продаж сидел месяц просто так, хотя они должны деньги приносить. Все клиенты — все мои. Спорить сейчас, кто прав, кто виноват, бессмысленно — виноват всегда руководитель. А сейчас я получаюсь нерадивым руководителем, потому что я неграмотно распределил средства. Почему я как работодатель не могу спросить с руководителя отдела продаж? У меня уже до «психов» доходит: где деньги? Естественно, судиться будем, коллектив подаст на меня в суд, фонд закроют, обяжут платить, а мне что делать? Фонд не работает, денег нет, мы деятельность прекратили. Это не мошенничество — это временное банкротство. Я сам себя привел к этому, и это мое личное дело.

Между тем, как рассказывает бывшая руководитель отдела продаж фонда «Индиго» Татьяна Ледяева (которая тоже столкнулась с задержкой и невыплатой зарплаты), она была на хорошем счету у начальства.

— Я неоднократно спрашивала, доволен ли моей работой Сергей Алексеевич, он отвечал, что очень доволен. Но приказ об обещанном повышении заработной платы так и не подписал, — рассказывает Татьяна Ледяева. — Когда я с Татлыбаевым составляла разговор о его бесконечных обманах, о невыполнении договорных условий по отношению к сотрудникам, он делал вид, что не понимает, о чем ему говорят, умело переводил разговор, обещал повышение в должности, говорил о грандиозных планах. Есть такое понятие — патологическая ложь. Патологические лжецы могут осознавать, что врут, а могут и верить в то, что говорят. Я думаю, что и Татлыбаев всем всегда врал и верил, что это правда. Это болезнь.

Чтобы компенсировать неудобства бывших сотрудников, Сергей Татлыбаев предложил некоторым из них взять в счет зарплаты офисную технику из штаб-квартиры «Индиго» — ноутбуки. Часть сотрудников согласилась на такое предложение — им пришлось подписать отказ от дальнейших претензий к Татлыбаеву. Другие решили ждать реальных денег, поскольку ноутбуки были устаревшими и едва ли компенсировали хотя бы половину месячного жалования любого сотрудника.

По данным бывших работников «Индиго», Сергей Татлыбаев решил ликвидировать свою благотворительную организацию. Однако они уверены, что свою деятельность этот своеобразный Дон Кихот не прекратит: в разговорах со своими бывшими подчиненными он не раз говорил, что намерен продолжить свое дело.



Партнеры