Хроника событий На жителя Обнинска заведено дело за хранение пистолета Мошенник "опустошил" банковский счёт жителя Тверской области Иркутянку оштрафовали на 25 тысяч рублей за побои дочери Алексей Овчинников: «Андрей Бочаров – народный губернатор» Рост ВРП Татарстана в этом году составит 3-3,5 процента

Как убить «синего кита»

Уголовный кодекс пополнится новой жесткой статьей

15 марта 2017 в 06:41, просмотров: 2549

9 марта 2017 года небезызвестная интернет-сообществу Ирина Яровая внесла в Госдуму проект закона о борьбе с так называемыми «группами смерти». Он призван внести изменения в уголовное законодательство: в частности, ужесточить санкции «за склонение к совершению самоубийства и содействие совершению самоубийства». Квалифицироваться новое преступление будет по статье 110.1, максимальное наказание по которой предусматривает срок заключения до 12 лет лишения свободы.

Как убить «синего кита»

По словам вице-спикера ГД, «речь идет об ответственности для администраторов так называемых групп смерти и организаторов любых неформальных сообществ, деятельность которых сопряжена с побуждением прежде всего детей к совершению самоубийства». Законопроект уже получил одобрение многих депутатов и президента. Прогнозируется стопроцентный шанс принятия новой правовой нормы. Яровая уверенно заявила о растущей пропаганде суицидов в сети интернет. По ее словам, жертвами жестоких развлечений стали уже 720 несовершеннолетних.

По сути, это уникальный случай, когда на борьбу с группами определенного направления в социальных сетях выделяется целый нормативный акт. Почему же появилась такая необходимость именно сейчас? По данным Росстата, количество самоубийств за последние 50 лет достигло минимума. Но возникновение такого явления, как «группы смерти», заставило общественность забить во все колокола на разных уровнях.

Из каких глубин выплывает «кит»

Ни для кого уже не секрет, что обвинения в гибели подростков направлены в те самые сообщества «Вконтакте»: «Синий кит», «Море китов», «Тихий дом», «f57» и прочие. Однако не всем известен факт: большинство подобных страниц появилось задолго до того, как суицидальные наклонности детей стали так актуальны. Были ли они наполнены депрессивными настроениями? Да, безусловно. Но тринадцатилетние девочки не прыгали с крыши, держась за руки, во имя морских жителей, школьники не глотали таблетки, посвящая свою смерть неким играм. Так что изменилось? Когда меланхолия превратилась в орудие убийства?

Сейчас найти те самые паблики очень сложно. Если они и появляются, то практически моментально блокируются вездесущей администрацией сайта. Но общая картина в группах похожая: тоскливые картинки, лирические песни, обесценивание радостей жизни. Печально, конечно, но так было всегда, и дети страдали во все годы. Пик переходного возраста, первая влюбленность, горькое разочарование — кто в школьные годы не подвергся чувствам? Таких считанные единицы. Пубертатный возраст характерен неустойчивостью нервной системы и необдуманностью поступков. Тем не менее о массовых и целенаправленных кончинах никто речи не вел.

Но все изменилось в ноябре 2015 года, со дня смерти милой девушки, известной по своей фирменной фразе «Ня. Пока». Возможно, причиной стало расставание с молодым человеком. Чудовищный случай, говорящий очень многое о подростковой эмоциональной нестабильности. Однако произошедшее после ее гибели схоже с результатом настоящей атомной информационной бомбы. Итак, красивая девушка, «няшные» фотографии и циничное самоубийство — так появилась ядерная смесь, поразившая весь интернет. Тысячи лайков и комментариев, десятки групп и «мемов» — посмертная популярность девушки не давала покоя людям, мечтающим прославиться любой ценой. Пусть даже созданием фейковых аккаунтов с именем и снимками погибшей. Положив на колени ноутбук, подростки восхищались бесследно покинувшей этот мир девушкой.

А на другом конце социальной сети сидел ныне задержанный человек по имени Филипп Будейкин и под псевдонимом Лис. Он был администратором группы, содержащей шок-контент — кровь, жестокость, насилие, депрессия, но никаких призывов убивать или быть убитым. Схожие материалы были и на странице погибшей. В голове молодого человека сложился паззл. Лис тут же объявил, что студентка пошла на этот шаг исключительно по его заданию. Лишь Филипп имеет право стать «соучастником» смерти. Вот так он стал первым куратором, а девушка — дебютной жертвой «групп смерти». И пусть выяснилось, что никакой связи между ними никогда не было, интернет оказался глух к доводам, ведь появилась новая городская легенда, полная романтики, отчаяния и мистики. Дело Лиса и «китов» процветало. Новые паблики, кураторы и, конечно, игроки — неокрепшие подростки с эмоциональными проблемами. А сколько страхов, в том числе беспочвенных, породил феномен, сказать трудно.

Правда, господин Будейкин все же не остановился на собственноручно сотворенных слухах. Превратившись на просторах интернета в Мирона Сетха, Филипп, включив камеру, залез в петлю и попрощался со зрителями. Спустя несколько дней парень появился онлайн, объявив об инсценировке собственной смерти. Практически никому поступок не показался чем-то из ряда вон выходящим — многие ребята развлекались подобным образом, некоторые неоднократно «убивали» себя. Но созданная им игра с виртуальной смертью начала приводить к реальным жертвам. На данный момент ему вменяются 15 эпизодов подстрекательства к «самовыпиливанию» — так подписчики групп называют суицид.

Поведение «кита»

Что делает подросток, попав в сети непонимания окружающих? Верно, ищет надежных друзей в глобальной паутине. Если еще несколько лет назад социальные сети служили лишь платформой для знакомства, то сегодня встречаться лично с новыми товарищами уже необязательно. Да и на их место всегда могут прийти другие, если эти внезапно уйдут. Например, сделав шаг с крыши, как этого требовала игра.

Бурный всплеск затеи вновь начался в феврале 2017 года, уже после взятия под стражу Лиса. Хэштеги #синийкит, #синий, #синей, #явигре, #тихийдом, #F57 поставили более 230 тысяч человек. Неказистые стишки и печальный образ кита завершал просьбу попасть в игру. Настоящие синие киты склонны к одиночеству, а главное, к массовому выбрасыванию на берег. Естественно, это происходит не по причине ссор и недомолвок с другими полосатиками. Ученые выдвигают теории о дезориентировании в просторах океана. Однако кураторы и здесь провели параллель — потерявшийся в жизненном пространстве человек не способен самостоятельно принять решение. Проще всего сделать это за него.

Поиграем? После принятия в сообщество «синий кит» человек у монитора обязан выполнить 50 заданий, которые высылает куратор. Первое правило «группы смерти» — никому не рассказывать о «группе смерти». За отказ от претворения в жизнь поручений участнику навсегда отправляется бан — исключается из общества и получает угрозы в свой адрес и близких ему людей. Количество заданий отсылает к произведению Стейс Крамер «50 дней до моего самоубийства» с одним «но» — главная героиня борется за счастье жить. Здесь же получаем от противного.

Список заданий един для всех. Начинается с, казалось бы, простого — своеобразная проверка на выносливость. Выдержит ли неокрепшая психика недосыпания, моральное унижение, давление со стороны. «Доброе» утро начинается в 4.20. В закрытой беседе администраторы общества транслируют пугающие записи, ведется диалог с участниками в пренебрежительной форме. Куратор старше по возрасту — следовательно, опытнее, имеет авторитет. Ежедневно он раздает задания. От безобидных (нарисовать кита на листе бумаги) до болезненных и морально трудных (на руке лезвием вырезать f57, целый день смотреть страшные видео). До 30-го пункта темы разнятся. Далее по 49-й повторяются — просыпаться в 4.20, просматривать мрачный видеоконтент, слушать депрессивную музыку, оставлять порезы на запястьях, завершается все это безобразие беседой с китами. 50-й номер заканчивается требованием убить себя. Вернее, изначально подразумевалась лишь инсценировка этого страшного действия, но дети воспринимали задание слишком серьезно или просто ошибались, что приводило к несчастным случаям. К сожалению, после очередного всплеска активности сложно определить, кто из кураторов просто играет и не жаждет смерти, а кто действительно является опасным человеком, способным довести до завершающего шага. В любом случае нельзя не отметить тонкий психологический подход, использующийся организаторами игры, умение внушать и манипулировать, что само по себе опасно. Ведь их цель не способна до конца отдавать отчет своим действиям.

Кому по силам уничтожить «кита»

Новый закон, ужесточающий уголовную ответственность за деяния, сопряженные с подстрекательством к суициду, возможно, спасет немало жизней. Однако возможно ли полностью искоренить проблему? «Выпиливания» случаются испокон веков. Новое десятилетие приносит свои идеалы и трудности.

Несколько потенциальных кураторов испугаются тюремного срока и не начнут свои дьявольские потехи. Но едва ли «кит» тут же выбросится из моря социальных сетей. А подростки не перестанут выполнять так манящие задания, ведущие к концу. Тем не менее официальные исполнительные и законодательные органы не видят альтернатив и лучших путей решения проблемы.

Подливают масла в панический огонь обеспокоенные родители. Войдя вслед за своими чадами в интернет, они так и не научились полноценно им пользоваться и фильтровать реальные факты от «хайповой» лжи. Получив по мессенджерам сообщения о готовящихся массовых суицидах, что, кстати, было вбросом чистой воды, мамы и папы срочно начали… искать виноватых. По традиции обвинили всех: атеистов, картинки с животными, музыку, даже Есенину и Бродскому досталось от слепого родительского отчаяния. Психологи, давно отставшие от реального положения дел в обществе «18 минус», выпустили свои предупреждения и порекомендовали строже контролировать виртуальную сторону жизни ребенка. С одной стороны, совет верный. Не стоит пускать на самотек проблемы в социальных сетях, но самое важное опять не было сказано.

Чтобы скинуть человека в пропасть, его нужно туда подвести и столкнуть. С последним мы разобрались — подстрекательство идет со стороны суицидальных пабликов и игрищ, созданных их кураторами. Но ведь ни один даже неокрепший ум не позволит сделать с собой подобное просто так, не имея весомых причин. Пропаганда? Или ребенка к краю подводят все-таки другие вещи? Отсутствие внимания и понимания со стороны родителей и общества. Школьные психологи, если таковые вообще существуют, редко вникают в проблемы учащихся. Общество и государство не в состоянии дать детям нормальное времяпрепровождение и подобающе относиться к интересам подрастающего поколения. И самое главное: даже в самой трудной жизненной ситуации всегда остается последний оплот надежды у ребенка — его родители. Однако зачастую девочка или мальчик натыкаются лишь на стену из запретов вместо простого и конструктивного диалога. Родители волнуются, их можно понять, но когда реальная беда касается семьи, обвинения льются на все вокруг, только не на себя. Такая политика нам знакома — лучше трижды запретить, чем один раз разобраться.

Убить «синего кита» возможно и вполне реально. Но делать это нужно втроем — один воин с каждой стороны общества: школа, государство и семьи. Воспитателям и психологам следует крепче держать плавники, не давая «киту» сбежать: говорить о конкретных проблемах ученика, а не вести абстрактные пропаганды и антипропаганды суицида, пугая всех мам и пап. Государство связывает хвост, ужесточая ответственность за соответствующие преступления, не борясь со свободой слова в интернете. Но решающее движение делают родители, не запрещая, но объясняя, не крича, но беседуя на равных, пытаясь понять и свое чадо. Только так смертоносное животное будет повержено. «Кит» живуч, но глобальная сеть не любит ждать — несколько месяцев молчания, и из моря исчезнут даже дельфины, навстречу которым придет новый тренд. Остается надеяться, что он не станет отнимать жизни у детей.

Санкции . Хроника событий



Партнеры