Хроника событий Политолог назвал протест Украины из-за посещения Крыма Путиным традиционным приемом В Чебоксарах прошел форум, посвященный Всемирному дню качества Григорий Явлинский: Томск тотально недофинансирован Трамп включит КНДР в список стран-спонсоров терроризма Трамп анонсировал введение против КНДР "санкций самого высокого уровня"

Евгений Кожевников: Трудности пройдут и забудутся, а мост останется

Решение о строительстве четвертого автомобильного моста через Обь в центре Новосибирска было принято еще в 2012 году

9 марта 2017 в 09:00, просмотров: 1248

В декабре 2013 года для реализации этого решения мэрией города Новосибирска и правительством области на паритетных условиях создано АО «Центральный мост». Главной задачей акционерного общества является организация работ по подготовке полного комплекта проект­но-сметной документации, а также конкурсной документации для проведения открытого конкурса на право заключения концессионного соглашения на строительство и эксплуатацию на платной основе мостового перехода через реку Обь в створе улицы Ипподромской города Новосибирска.

Евгений Кожевников: Трудности пройдут и забудутся, а мост останется

С самого начала идею строительства нового моста на концессионных началах неоднозначно восприняли отдельные представители общественности города, ряд депутатов городского Совета и Законодательного собрания области. Несмотря на все трудности, изы-скательские работы выполнены, проектно-сметная документация с необходимыми экспертными заключениями готова, сформирована и успешно прошла отбор в Межведомственной комиссии Минтранса РФ заявка правительства области на получение федерального гранта на реализацию проекта, и в текущем году уже может начаться практическая реализация проекта.

Но возникли и новые проблемы, которые могут существенно повлиять на начало реализации проекта. Проектировщик (санкт-петербургская инженерная группа «Стройпроект», которая в свое время проектировала Бугринский мост) направил в арбитражный суд Новосибирской области исковое заявление о взыскании с АО «Центральный мост» просроченной кредиторской задолженности в сумме более 53 млн рублей. И теперь завершение взаимоотношений сторон договора будет определяться в судебном порядке, что может существенно ухудшить общее реноме проекта, который планируется реализовать на основе государственно-частного партнерства.

О ходе работ по подготовке к строительству четвертого автомобильного моста через Обь рассказал генеральный директор АО «Центральный мост» Евгений Кожевников.

— Евгений Эрнстович, какие этапы подготовки к строительству нового моста сегодня можно считать законченными?

— Проектирование завершено. Экспертизы все полностью проведены. Заявка в Федеральное дорожное агентство прошла, и проект остался в тройке призеров, которые в марте будут рассмотрены правительственной комиссией. Предполагается выделение безвозмездного федерального гранта, по нашему проекту это порядка 26 млрд рублей, которые будут выделяться на протяжении пяти лет, и плюс средства частного инвестора. Всего это около 50 млрд рублей. Окончательная цифра станет понятной после проведения конкурса. Минтранс сейчас проводит подготовку второго этапа конкурса. Ведется большой объем работы по подготовке пакета документов концессионного соглашения. К конкурсу в настоящее время все готово, первый его этап состоялся, остались три участника, дело за решением правительственной комиссии. Как только получаем подтверждение, так сразу же будет проведен второй, заключительный этап конкурса.

— Когда станет известен концессионер?

— Полагаю, что к началу лета. Проговариваются все стороны реализации проекта. Ведь срок строительства — пять лет. Концессионер будет единым заказчиком-застройщиком. Он должен будет построить и сдать построенный объект, а затем за счет собственных средств 20 лет осуществлять его эксплуатацию, до полной окупаемости возвратом концессионером средств, потраченных на его строительство и содержание. То есть за счет собственных средств построить, содержать, проводить все ремонтные работы, эксплуатировать. Этакий контракт жизненного цикла.

— Здесь существуют определенные риски, что мост не будет востребован в той степени, как это обозначено в расчетах. И тогда по договору недополученную сумму придется компенсировать концессионеру из бюджета. Можно ли быть стопроцентно уверенным, что трафик составит именно до 86 тыс. автомобилей в сутки, необходимых для окупаемости объекта?

— На стадии проектирования была сделана математическая транспортная модель проекта, проведены расчеты, обследования и опросы пользователей. Расчеты эти неоднократно были проверены — они, по мнению участников проекта, вполне реальны. Расхождения с контрольными просчетами — менее одного процента, это уровень математической погрешности. Практика показывает, что на исполнении таких сложных объектов реальные работы зачастую идут с опережением графика строительства. Это связано с жесткими санкциями в случае запаздывания, поэтому часть работ производится опережающими темпами, не дожидаясь финансирования, фактически за свой счет.

Что касается трафика, то на первых порах «привыкания» его может поддержать необходимость пользоваться новым мостом. По мнению руководства департамента транспорта мэрии г. Новосибирска 2014-2015 гг., а также специалистов СГУПСа, работающий в режиме постоянной перегрузки Октябрьский мост дожидается проведения капитального ремонта. Последнее его обследование проводилось в далеком 2007 году и показало его, можно сказать, не вполне удовлетворительное состояние. И за прошедший период времени его техническое состояние вряд ли улучшилось. Чтобы не доводить до критического состояния, необходимо уже сейчас продумывать и планировать его обследование и определение ремонтных работ. Пока строится четвертый мост, за эти пять лет можно и нужно провести полное обследование существующих мостовых переходов, а потом, со сдачей его в эксплуатацию, определиться с проведением капитального ремонта Октябрьского моста. Это не искусственная мера, надуманная для пополнения трафика нового платного моста, а вполне назревшая необходимость.

— Итак, выясняется, что препятствий для строительства нового мосто-вого перехода в настоящее время нет?

— После принятия решения правительственной комиссией о выделении средств федерального бюджета будет проведен второй этап конкурса. Сейчас областные структуры активно занимаются формированием технической службы, которая будет осуществлять нулевой этап строительства, — это подготовка территорий, освобождение от застройки, вынос коммуникаций. Концессионеру должен быть передан в аренду полностью готовый к застройке участок.

— Не повторится история с расселением частного сектора через суды, как это было при строительстве Бугринского моста?

— Это должно быть исключено. В местах будущих развязок на правом и левом берегах нет такой плотной застройки, как в створах Бугринского моста. Второе — изменилось земельное законодательство, параметры компенсационных выплат и временные сроки освобождения участка, необходимого для государственных нужд. Тем более владельцы участков, попадающих в зону отчуждения моста, персонально предупреждены заранее, на публичные слушания по строительству нового моста приглашались все жители участков, которых это в той или иной мере коснется. Единственную техническую сложность может создать то, что из всех разрозненных участков нужно создать единый блок территории, который целиком, полностью и единовременно передается под застройку, вынести инженерные коммуникации. Потому что сейчас участки под застройку не могут передаваться по кусочкам, их надо полностью сформировать, поставить на учет и по договору аренды передать застройщику. Это достаточно серьезная работа, достаточно серьезные ресурсы на нее требуются. По ценам прошлого года на эти цели область должна вложить около 4 млрд рублей собственных средств. Дальше вступает в дело механизм концессии.

— То есть строительство может начаться уже в этом году?

— Во всяком случае, этому пока ничто не препятствует. При благоприятном стечении обстоятельств можно уже будет выходить на строительство самого мостового перехода. В земельных вопросах нерешаемых проблем нет, по выносу коммуникаций тоже. На первоначальном этапе в 2014 году вообще предлагалось сначала построить мост, а потом уже решать вопросы по этим развязкам. Это повлекло бы за собой создание двух отдельных проектов — самого моста и береговой дорожной инфраструктуры. А вторая проблема в том, что если своевременно и одновременно не построить развязку на левом берегу, то ценность этого моста будет приближаться к Бугринскому, который работает с неполной нагрузкой из-за того, что нет полноценного продолжения с выходом на федеральные магистрали. Он ждет своего продолжения.

— Какие основные задачи стоят перед АО «Центральный мост» на те-кущий 2017 год?

— Одна из основных задач — оказание содействия Минтрансу области в доработке финансово-экономической модели, подготовке и проведению конкурса. Вторая задача — обеспечить своевременную реализацию того продукта, который наработан. Дело в том, что сейчас все расходы, в том числе и на проектные работы, оплачиваются из средств акционерного общества, его уставного капитала, который в настоящее время составляет суммарно 676 млн рублей. И по условиям действующего законодательства будущий концессионер обязан будет компенсировать обществу все его затраты на подготовку проектно-сметной документации и на организацию и проведение конкурса. Эти суммы внесены в баланс финансово-экономической модели проекта.

— Как тесно происходит взаимодействие акционерного общества «Центральный мост» с региональной властью, и насколько оно способствует решению возникающих вопросов?

— Общение происходит практически каждый день. Мы сами технических, технологических и финансово-экономических решений не принимаем, вся стратегия вырабатывается на уровне совета директоров и акционеров общества. АО «Центральный мост», по сути, является проектным фронт-офисом, проектной компанией, инструментом для реализации этого проекта, мы осуществляем эту работу на условиях и в сроки, установленные акционерами общества.

Вот сейчас идет большая дискуссия по поводу того, что якобы пошло значительное удорожание проекта за счет повышения стоимости работ по подготовке проектно-сметной документации. У нас есть официальное заключение государственной экспертизы по разделу «проектно-изыскательские работы». Тот объем работ, который выполнен, экспертиза подтверждает в размере 823 млн 251 тыс. рублей в ценах III квартала 2015 года. У нас со всеми затратами и с той компенсацией затрат подрядчика по кредитованию проектных работ в период 2014-2016 гг., которую мы по условиям договора должны заплатить (включая те самые 53 млн руб., вынесенные на усмотрение судебного решения), только 628 млн руб. в ценах 2016 года. Это почти на 200 млн рублей меньше затрат, подтвержденных заключением госэкспертизы.

Сложности начались, когда муниципалитет не смог внести оговоренную долю в уставной капитал и выполнить свои обязательства как акционера общества. Необходимые средства дополнительно внесло правительство региона, и сейчас соотношение долей в уставном капитале между двумя акционерами кардинально поменялось.

Когда закладывалось проектное финансирование проектирования в 2014 году, то это было по ценам I квартала 2014 года. А осуществлять расчеты по этому договору предполагалось равными долями в 2015-2016 гг., в том числе и с применением механизма индексации стоимости работ, в зависимости от исполнения графика расчетов.

В 2015 году оплату мы провалили, то есть проектировщик, по сути, сам кредитовался и выполнял эту работу. На 1 января 2016 года мы вышли с просроченной кредиторской задолженностью более чем в 429 млн рублей. Решением акционеров, исходя из условий договора, был определен механизм компенсации затрат проектировщика за счет индексации стоимости выполненных в 2014-2015 гг., но не оплаченных по состоянию на 01.01.2016 года работ. Именно исходя из этого и сформировалась кредиторская задолженность общества по состоянию на 01.01.2017 года, рассмотрение судьбы которой будет в арбитражном суде.

— Сколько у вас сейчас подрядных организаций?

— Генподрядчик на изготовление проекта один — инженерная компания «Стройпроект» из Санкт-Петербурга. Он все сделал. Более того, эта организация делала проект Бугринского моста. Можно сказать, что они нам не чужие, заинтересованная сторона. Если этот проект состоится, то следующим этапом победитель конкурса должен составить еще и рабочую документацию. Там тоже большой объем работ, и проектировщик вполне может стать исполнителем этих работ. Впрочем, это уже будет определяться решением концессионера, но по согласованию с концедентом.

— Если такие добрые отношения, зачем доводить до разбирательства в арбитраже? Ведь это удар по репутации.

— Я тоже не вполне понимаю логику этого процесса. Решение акционеров никем не отменено, сделка не оспорена. Но ее исполнение блокируется и выносится на усмотрение решения суда. Поэтому перспективы положительного решения суда для нас далеко не очевидны. Опасаюсь, что это приведет только к дополнительным и значительным расходам по судебным издержкам и неустойке.

— Насколько непрофессиональное обсуждение проекта в публичной плоскости мешает реальной работе?

— Отношение людей, которые сидят и пишут в интернете, — это одно, и понятно, что это такое. В работе по подготовке решений и других документов негативный фон все-таки ощущается. Он влияет на принятие тех или иных решений. Потому что проект планируется к реализации на основе государственно-частного партнерства, концессии, а это для инфраструктурных проектов дорожного строительства области новая, масштабная и недостаточно изученная схема. Потому что построенный концессионером мост будет платным, и это уже само по себе вызывает непонимание и неприятие у определенной части населения.

А то, что касается актов и заключений счетной палаты или депутатов, так у каждого своя работа, свое видение и понимание. И это хорошо, нормально, когда диалог идет взаимный, аргументированный. В сложных, неординарных условиях выполнения поставленной задачи по подготовке документации проекта это только помогает устранять недостатки и получать дополнительный опыт. Могу заверить, что идет конкретная работа по реализации конкретного проекта с минимальными затратами.

— Не скажется ли все это на последующей работе с проектировщиком?

— Думаю, что здравый смысл все-таки возобладает и все эти вопросы отойдут на второй план. Единственное, что если затянется суд, а решение правительственной комиссии будет принято, то это может осложнить начало практической реализации проекта.

— Повлияет ли на весь процесс строительства и на его результат снижение доли муниципалитета в уставном капитале?

— Когда принималось решение на стыке 2013-2014 годов, существенно поменялось законодательство о государственно-частном партнерстве, появился ФЗ № 224 о муниципально-частном партнерстве, федеральные структуры и банки перестали рассматривать муниципальные бюджеты в качестве гаранта крупных инфраструктурных проектов дорожного строительства. Чтобы не потерять саму возможность реализации этого проекта, пришлось буквально на ходу подготовки переводить его в область регионального дорожного строительства. Государство и муниципалитет все-таки два разных уровня власти. И губернатором было принято правильное решение увеличить долю субъекта Федерации, чтобы вообще удержать этот проект и успеть войти в первую тройку претендентов на получение государственной поддержки федерального бюджета. Муниципалитет бы там не прошел. Хотя соглашение двух ветвей власти по совместной реализации проекта вполне возможно и реально может работать на пользу дела. На мой взгляд, то, как это задумывалось первоначально, с участием двух уровней власти, это было бы более оп-тимальным вариантом.

— Не ставят ли под сомнение сам проект разногласия правительства и депутатов заксобрания по поводу принципов строительства и эксплуатации моста, протесты общественников и политиков?

— Вообще-то, Новосибирску надо бы «перекреститься», что хоть и с трудом, но выходим на стадию строительства нового моста. Другого такого шанса у города уже долго не будет. Без федеральной помощи такие проекты региону не потянуть, а городу тем более. С точки зрения технической готовности вопросов нет. Какие-то моменты могут возникать в рабочей документации, но это уже рабочий процесс. Дело движется, и надеюсь, уже очень скоро, всего через пять-шесть лет, у города будет новый мост. Все сегодняшние разногласия забудутся, а мост останется.

Санкции . Хроника событий





Партнеры