Таблетка жизни

В Новосибирске завершилась третья выставка «Продлить жизнь»

7 октября 2016 в 20:47, просмотров: 1332

В 2006 году на экраны вышел едва ли не единственный в этом жанре фильм-притча «Фонтан», еще одно название – «Источник». В сюжете нужно разбираться. Сразу оговоримся, кино не для всех – тяжелое, много философии. Главный герой, онколог, пытается спасти свою больную супругу и ищет «древо жизни». Бой со смертью он проигрывает, жена умирает. Просветленный врач дописывает ее книгу, понимая, что через нее супруга будет жить вечно. Мы все хотим жить. Желание «вшито» в ДНК, живет на подкорке. Первородный страх смерти заставляет искать «пилюли жизни». Все закольцовано: без жизни не будет смерти, без смерти – жизни. Сестры-близнецы в черном и белом неразлучны и встречаются с человеком по очереди. Мы же боготворим ту, что в белом, и слегка побаиваемся даму в черном.

Таблетка жизни

5 октября в Новосибирске начала работу третья ежегодная выставка «Продлить жизнь». В экспозиции – алтайские и азиатские снадобья, европейские технологии и наши находки. Мы не убежим от смерти, пилюли еще не придуманы, но легко можем продлить жизнь. Журналисты «МК в Новосибирске» пообщались с организатором выставки, основателем новосибирского крематория Сергеем Якушиным. 
*** 
Выставка заняла сразу два этажа дома культуры им. Чкалова. Тут можно получить максимально точную диагностику состояния здоровья: сдать кровь на сахар, получить массаж бамбуковыми розгами, найти медовое лекарство и по ладони узнать, на какие органы следует обратить внимание.
- Вытягиваемся на кушетке, расслабляемся и думаем о приятном. Сейчас я дам вам заряд, чтобы вы встали и начали новую жизнь. Чего вы хотите? – спрашивает психотерапевт с бамбуковыми розгами. 
- Быть счастливой, - отвечаю я. 
Врач проходится по телу деревянными палками. В глазах дрожат слезы. Психотерапевт, гипнолог и массажист говорит очень личные вещи, заряжает на будущие победы. Кажется, что прощупывает спрятанные внутри, за красной помадой и выстроенной стеной спокойствия, комплексы. Потом бамбуковые розги бьют еще несколько раз. Делаешь вывод. Счастье – это больно. 
Основатель новосибирского крематория Сергей Якушин открывает выставку уже в третий раз. Он объясняет: «Стареют наши органы, изнашиваются кости, деградируют клетки. Само старение не является болезнью, это естественный процесс. Но в современном обществе, зараженном опасной экологией, разрушительными продуктами, смертельными привычками... Старение – это социо - био - медицинская болезнь. Главное чаяние человечества – лекарство от старости. Люди всегда мечтали изменить биологический возраст, повернуть эволюцию организма вспять». 


Слишком скучно быть бессмертным 


М.К.: - Сергей Борисович, мы все хотим жить вечно. Об этом поем в песнях, снимаем фильмы. Идея не нова, наверное, она появилась вместе с миром. Существует ли сегодня возможность жить вечно? 


С.Я.: - Сегодня – нет. Современная медицина – прежде всего изучение механизмов старения человека, поиск способов омоложения. Старость воспринимается как заболевание, которое необходимо лечить. Наука пошла по технократическому пути. Сегодня много вкладывается в развитие технологий замены частей тела. Мы превращаемся в киборгов. Еще столетие – и половина человечества станет экстрасенсами, вынужденными командовать разумом, чтобы подчинить ту или иную часть тела. 

М.К.: - И все-таки… Как сегодня продлить жизнь? Есть ли способы жить дольше? 

С.Я.: - Здоровый образ жизни, правильное питание, биологические активные добавки, профилактика заболеваний – необходимые, но крайне недостаточные меры для сохранения здоровья. Ученые утверждают, они могут дать дополнительные 10-15 лет, тогда как научные методы, инженерные стратегии «антистарения» способны продлить срок жизни на 50-100 лет. Исследования в области генетики, цитологии, биохимии, биофизики жизненно необходимы. 


М.К.: - О каких государственных мерах поддержки мы сегодня можем говорить? 


С.Я.: - Нет сомнений, усилия общества, органов власти, должны быть направлены на радикальное продление жизни человека и активное долголетия. К сожалению, вместо решительных и действенных мер во имя победы над старостью, в социуме циркулируют главным образом формальные призывы повысить качество жизни. 

Эмоции – путь наверх 

М.К.: - Мы уже начали говорить о будущем. Меняется наш образ жизни, меняемся мы сами. Какими мы станем через десятилетия? 


С.Я.: - Сценариев будущего много. В одном из них люди не будут рождаться естественным способом. Появятся центры деторождения, где родители смогут прийти и фактически заказать себе ребенка с любыми качествами. Захотят космонавта? Пожалуйста! Захотят, чтобы жил в пустыне – не вопрос. У него будет чешуя вместо кожи и другое расположение внутренних органов. Я, конечно, утрирую, но предсказания Замятина отчасти сбываются. Суть в том, что будут совсем другие люди. Сегодня существуют центры заморозки. Тела людей замораживают, чтобы потом, когда придет время, воскресить их. 


М.К.: - Как это с этической нормой соотносится? 


С.Я.: - Я вступил в спор с руководством криоцентров! Задал вопрос: кого вы собираетесь воскрешать? Тело заморожено, но это всего лишь оболочка. Душа улетела. Допустим, вы найдете средство, которое выведет из заморозки человека, но будет ли это тот же человек? Вернется ли его душа? Кстати, один из новосибирцев воспользовался услугами криоцентра и заморозил голову своей матери. 


М.К.: - Если с наукой все понятно, то что происходит с нашим мировоззрением? 


С.Я.: - Мы делаем упор на эмоциональный интеллект. Я давно об этом говорю. С 70-х годов знаком с соционикой. Существует четыре функции: логика, интуиция, сенсорика и этика. Раньше логика была в приоритете. На работе отдавали предпочтения именно логикам, а не эмоциональным личностям. Их и вовсе считали людьми «второго сорта». Сегодня упор сделан на эмотивный тип личности. Об этом заявляет даже председатель «Сбербанка» Герман Греф. Когда мы хотя бы говорим, что развиваем эмоции – это первый шаг к духовности. В обществе витает заблуждение, что духовность у нас высока. Иерархи церкви владеют информацией и признают: число верующих незначительное –свыше десяти процентов, о чем говорит сам Кирилл. Остальные – просто религиозные люди, соблюдающие ритуал. Они ходят в церковь, ставят свечки, причащаются, каются, но не веруют…


М.К.: - Мне не очень понятно, как могут эмоции продлить жизнь человека? 


С.Я.: - Эмоции могут быть как положительными, так и со знаком «минус». Злой человек – скопление негатива. У него в организме все сжимается. А там, где уплотнение – онкология. Заболевание разрушает владельца. Наша выставка – как стартер, запускающий процесс огромной важности, раскачивающий как маховик, в сторону мировоззренческого общества. Например, мы в крематории заключаем прижизненный договор на погребение с пенсионерами. Старушки приходят к нам с подарками, обнимают, благодарят. Они объясняют: у них появились цели, надо успеть одно, второе, третье. Они поставили точку и теперь живут спокойно. Знают, что их похоронят. Поэтому и наступило успокоение. У них каскад новых идей. Мы хотим, чтобы выставка научила ставить новые цели. Сегодня выигрывает тот, кто находит для себя аргументы, обрабатывает информацию и готов ее принимать. Важно уметь адаптироваться.

 
М.К.: - Хорошо, а почему так много азиатских предметов представлено на выставке? Что это за увлечение? 


С.Я.: - Между азиатами и европейцами огромная разница. Их культура нам интересна, потому что она эффективна. Они, в некотором роде, обогнали мир по целому ряду направлений. У нас разные пути получения энергии: к европейцам она приходит сверху, к азиатам – снизу. Те, кто был в православии, а потом ушел в буддизм, у них возникают проблемы с позвоночником. Идет конфликт энергий. Европейцам не место в буддистских храмах. Это ошибка, очарование. Понятно, что, вырываясь из суеты, мы приезжаем в спокойную Азию, нам нравятся эти ароматы, эта традиция. Но нельзя применять эту парадигму на себя. Это губительно! 


Гробы в горошек


М.К.: - Впереди Москва! Выставка в столице проходит уже в 25-й раз. Что везете на этот раз? 


С.Я.: - Похоронная сфера, как это ни странно, демонстрирует рывки роста. Это парадокс. Казалось бы, что может поменяться в похоронной сфере? Нас побуждают сами клиенты! Приходят и задают вопрос: «А что у вас новенького?!». Сами придумывают, как похоронить. Как-то приехал в похоронный дом и застал диалог: люди купили похоронное платье в одном доме, а потом увидели наш продукт и говорят: «Нет, маме бы ваше больше понравилось, а купленное мы в ноги положим!». Таких историй много. Сейчас мы продаем гробы с бумажным шпоном. Они красочные, в цветочек, какие угодно. Когда я только ввел эту линейку в продажу, меня ругали. Сегодня мы продаем по 150 гробов в месяц. Гробы, обитые тканью, практически не пользуются спросом. Недавно видел: люди бегут к гробу с ромашками и объясняют: бабушка любила! 


М.К.: - К чему идет сегодня сфера кладбищенских услуг? Какое оно, кладбище будущего?  


С.Я.: - Оно уже существует. Это интернет! Вечное кладбище. При жизни на ряде сайтов можно создать себе некролог, загрузить видео, фотографии, оставить книгу отзывов. Можно виртуально поставить свечу, положить конфету. В Германии сегодня многие заключают договор об анонимности погребения, людей хоронят в «Зеленых садовых лесах». Никто не знает, где их погребение. Память о них сохраняется в сети. Нам к этому только предстоит прийти. От нас остается информация, а тело – только оболочка. 



Партнеры